вы находитесь здесь: главная страница -> библиотека -> статьи и.в.коновалова ->
-> виденеева а.е., коновалов и.в. звонари московского кремля последней трети xviii - первой трети xix веков

Добро пожаловать на сайт Zvon.Ru
Наш сайт - победитель в конкурсе православного интернета МРЕЖА в 2006 году


Система Orphus

 
 
 


Источники сведений о звонарях
Полный список звонарей Московского Кремля
   последней трети XVIII - первой трети XIX веков

Примечания

// Макариевские чтения. Можайск, 2003. Вып. X. С. 88-207

Пасхальный звон в Московском Кремле. Гравюра 1880 года

    На рубеже XVIII-XIX веков в колокольном наборе Московского Кремля насчитывалось более тридцати колоколов. Четыре самые большие располагались в пролетах Успенской звонницы и Филаретовской пристройки, средние и малые колокола размещались на трёх ярусах Ивановского столпа. Вес самого тяжелого колокола - Большого Успенского составлял более трёх с половиной тысяч пудов [3]. Второй по величине колокол - Реут, весил около двух тысяч пудов; третий - Вседневный, тянул на тысячу пудов, четвертым был Семисотный, весивший без малого восемьсот пудов [4].

     Огромный вес и многочисленность колоколов, а также архитектурные особенности колокольни, обуславливали необходимость значительного числа звонарей. В первую очередь, это касалось звонов по праздничным дням, когда, по давней традиции, благовест производился в большие колокола, а в звоне задействовалось максимальное число колоколов.

     До 1764 года звонарями Ивановской колокольни являлись сторожа трёх кремлёвских соборов: Архангельского, Рождественского и Спасского на Бору, в каждом из которых числилось по шестнадцать человек. Таким образом, при колокольне состояло сорок восемь человек [5].

     После перевода церковных учреждений на государственное финансирование в 1764 году в штат Успенского собора были введены специальные должности звонарей. В штатном расписании, утвержденном для собора, предусматривалось всего двадцать звонарских вакансий [6], следовательно, число звонарей Ивановской колокольни сократилось почти в два с половиной раза [7].

     В 1794 году императрица Екатерина II выразила желание расширить состав служащих главного кремлевского храма, поскольку по ее мнению "в оном Успенском соборе по недовольному количеству штатного положения … богослужение исправляется не с таким благолепием и устройством, каковым по первенству его свойственно". Императрица намеревалась пересмотреть штаты "первенствующего в столице" собора, однако скончалась раньше, чем это удалось ей сделать [8]. Новый расширенный штат Успенский собор получил в 1797 году, в начале царствования императора Павла I. Число звонарей тогда увеличилось до тридцати человек [9].

     Надо ли говорить, что соборных звонарей не хватало, и особенно явно их нехватка ощущалась в то время, когда при Ивановской колокольне состояло всего двадцать человек. В делах архива Синодальной конторы сохранилось ценное документальное свидетельство - рапорт ключарей Успенского собора 1794 года, содержащий их пространные рассуждения о численности различных категорий соборян. Благодаря этому, мы имеем возможность рассмотреть проблему недостатка звонарей с точки зрения современников, - заинтересованных и информированных участников событий.

     По будним дням звонари приходили к службе поочередно, сменяясь через неделю. Для будничных богослужений обходились средними и малыми колоколами, на которых благовест и звоны исполняли от четырех до шести человек. В праздничные и высокоторжественные дни, когда по уставу надлежало звонить в большие колокола, звонари выходили всем составом. Однако, как утверждали соборные ключари, имевшихся в наличии звонарей "для полнаго звону весма недостаточно, ибо когда благовест бывает в болшей колокол, то благовестят в него десять человек, столько же стоят на перемену, для того, что с нуждою четверть часа могут благовестить одни".

     Таким образом, только для одного Большого Успенского колокола во время длительного благовеста или многочасового звона требовалось двадцать человек с условием поочередной замены друг друга. По словам ключарей, "по необходимости же благовестят и восемь человек, более в ночное время, отчего, утомясь, бывает в благовесте для отдохновения иногда остановка". Четыре человека стояли на зазвонных колоколах и при нескольких малых. Следовательно, основная часть колоколов, в том числе несколько тяжелых и почти все средние, во время звона оставалась незадействованной. Для того чтобы "различностью колоколов украсить звон", как сообщали ключари, звонари временами "оставя болшой колокол, бегут к другим" [10]. Разумеется, на время больших звонов в помощь штатным звонарям нанимали помощников, это, вероятно, помогало справиться, но не решало проблемы нехватки звонарских рук [11].

     По мнению ключарей, "для полного звону" на Ивановской колокольне требовалось одновременное присутствие, как минимум, сорока звонарей, то есть ровно вдвое больше, чем имелось в последние десятилетия XIX века или примерно столько, сколько числилось на колокольне до реформы 1764 года. Эти сорок человек должны были распределяться по звонарским местам следующим образом: у большого колокола - десять человек, у Реута - двое, у Вседневного и Семисотного - по одному. Кроме того, к трём последним названным колоколам дополнительно ставилось по человеку "для смотрения и слушания ясака"; они давали знак к началу и концу звона, и, возможно, в какой-то мере помогали синхронизировать звучание больших колоколов. Всего же на Успенской звоннице и Филаретовской пристройке должно было находиться семнадцать звонарей. Остальные двадцать три человека занимали места на трёх ярусах Ивановского столпа: в нижнем - шесть, по одному к каждому из шести валовых колоколов; в среднем - девять и в верхнем - восемь [12].

     При подобном раскладе увеличение числа соборных звонарей до тридцати, произошедшее в 1797 году, было более чем оправданным. Забегая вперед, отметим, что тридцать звонарских мест для Успенского собора - это максимум, который был официально позволен властями. Впоследствии, во второй половине XIX в., число штатных звонарских ставок уменьшалось и концу столетия снизилось до шестнадцати [13].

     После реформы 1764 года жалованье звонарей колокольни Ивана Великого составляло по 5 руб. в год на человека. Для сравнения укажем, что соборные сторожа получали тогда по 12 руб. В 1797 году звонарские оклады существенно возросли и достигли 35 руб. Из этой суммы 15 руб. были платой за труд, а 20 руб. выдавались в виде компенсации за квартирную плату. Очередное повышение жалованья произошло в 1818 году, когда звонарям стали платить по 100 руб. год, при том что сторожа имели в два раза больше [14]. Вообще, вне зависимости от повышения размеров вознаграждения, по сравнению с другими служителями Успенского собора, звонари получали самое скромное жалование. Не случайно, перевод на должность сторожа для звонаря являлся крупным карьерным ростом. В этом отношении показательным является следующий факт: из двенадцати человек, служивших соборными сторожами в 1827 году, одиннадцать были бывшими звонарями [15]. Как видим, труд и искусство звонарей колокольни Ивана Великого оценивались недорого. Впрочем, звонарям всегда платили мало, это было повсеместным явлением и никого не удивляло.

     Помимо официальных окладов, звонари Ивановской колокольни могли рассчитывать на дополнительные источники средств к существованию. Так, по давней традиции, по праздникам им, как самым малоимущим, из соборной казны выдавались "наградные" деньги. Кроме того, при колокольне существовала кружка для сбора пожертвований, раздел которой производился между звонарями. Ивановская колокольня была открыта для доступа посетителей, и хотя подъём на неё был бесплатным, желающие могли добровольно внести посильную плату, для чего и служила особая звонарская кружка. Справедливости ради отметим, что не обходилось без злоупотреблений - известны случаи, когда за право подъёма наверх звонари не только требовали у посетителей денег, но и вымогали их [16]. Следует признать, что в ведомостях о составе соборного причта, содержащих замечания протопресвитера и сакеллариев о поведении и нравственных качествах соборян, звонари чаще, чем другие отмечены нелестными характеристиками, такими как: "поведения средственного", "невоздержан", "к должности мало рачителен" [17].

     В среде звонарей наиболее широко было представлено духовное сословие - принадлежность к нему зафиксирована в подавляющем большинстве случаев. Представители других социальных групп встречались гораздо реже, однако, числе звонарей состояли сыновья крестьян, московских купцов, жителей городского посада, и конечно, сыновья соборных звонарей и сторожей. Упоминания о месте рождения встречаются в источниках довольно редко, но можно понять, что в основном, это Москва и Московский уезд.

     Возраст кремлёвских звонарей варьировался в пределах от 15 до 70 лет. Так, по данным 1794 года, самыми старыми были 67-летний Матвей Матвеев и 65-летний Иван Иванов. Самым молодым - семнадцатилетний Матвей Адрианов. Примечательно, что распределение по возрастным группам в пределах между двадцатью и пятидесятью годами было довольно равномерным.

     Материалы ревизий и ведомости, содержащие сведения о сроках службы, позволяют сделать вывод о том, большинство кремлёвских звонарей не задерживалось в этой должности более десяти лет. Как уже отмечалось, широкое распространение имел перевод звонарей в соборные сторожа, кроме того, бывшие звонари пополняли ряды церковных причетников, подыскивая себе места пономарей и дьячков в сельских храмах Подмосковья. Вместе с тем, можно привести впечатляющие примеры многолетней бессменной звонарский службы. Самый долгий стаж имел Петр Иванович Суслов, который в конце XVIII - первой половине XIX века около 55 лет оставался звонарем Ивановской колокольни. Более сорока лет звонарями прослужили, Михаил Иванович Суслов, Михаил Иванович Успенский, Петр Арсеньев, Яков Федоров, Матвей Матвеев, Михаил Васильев, Иван Григорьев и другие.

     В заключение подведем некоторые итоги. В 1764 году пресеклась давняя традиция, согласно которой звонарями колокольни Ивана Великого являлись сторожа трех кремлёвских соборов. По новому порядку, после монастырской реформы в штат Успенского собора были введены должности двадцати звонарей. После расширения штата собора в 1797 году, число звонарских вакансий увеличилось на треть.

     Звонари выходили на службу поочередно, сменяясь через неделю. В будни звонили по четверо - шестеро человек, в праздники - все вместе. Для исполнения больших и продолжительных звонов по праздничным и высокоторжественным дням штатных звонарей не хватало, особенно когда их насчитывалось всего двадцать. Вознаграждение за звонарскую службу было более чем умеренным. Несмотря на то, что размер годового оклада у соборных звонарей с 1764 по 1818 год вырос с пяти рублей до ста, они получали меньше, чем все другие представители соборного причта.

     Ряды звонарей Ивановской колокольни, по большей части, пополняли выходцы из духовного сословия - сыновья священников, диаконов и причетников приходских храмов Москвы и ближайших окрестностей. Средний возраст кремлевских звонарей составлял около 35 лет, но в одном составе в равной мере присутствовали представители всех возрастов - от юного, до весьма преклонного.

     К настоящему времени выявлены имена и обнаружены сведения о жизни 125 человек, которые в последней трети XVIII - первой трети XIX века исполняли колокольные звоны на колокольне Ивана Великого.


Источники сведений о звонарях
Полный список звонарей Московского Кремля
   последней трети XVIII - первой трети XIX веков

Примечания

Статьи И.В. Коновалова

Алфавитный указатель

 

Календарь на другие даты

Яндекс.Погода

Трудно ли научиться звонить в колокола?

не трудно: колокольный звон - это очень просто
на начальном уровне не трудно, а повысить уровень можно только самостоятельно за долгие годы
не трудно, только если есть хороший звонарь-наставник
чего проще - ноты в руки, и вперед
все постижимо, если стараться учиться
трудно, даже если очень стараться
сия премудрость доступна лишь одаренным
другой вариант ответа

результаты предыдущих опросов

1.gif

© ОБЩЕСТВО ЦЕРКОВНЫХ ЗВОНАРЕЙ. 2004-2013

При воспроизведении материалов с сайта Zvon.Ru ссылка обязательна!
Сайт содержит материалы, которые выражают точку зрения разработчиков сайта.
Материалы и отзывы, присланные на наш сайт, не рецензируются.

программирование сайта :: aggressor.ru