вы находитесь здесь: главная страница -> библиотека -> статьи и.в.коновалова ->
-> колокола храма вознесения господня в койдиново

Добро пожаловать на сайт Zvon.Ru
Наш сайт - победитель в конкурсе православного интернета МРЕЖА в 2006 году


Система Orphus

 
 
 



     Поздним вечером 17 сентября 2008 года зазвучали колокола нового храма во имя Вознесения Господня села Койдиново, что в тверских землях. Ночной мрак одновременно рассеивали два источника света, как бы случайно расположенные друг против друга. Луна, поднимаясь с северо-востока над горизонтом, освещала храм, деревья, несколько сельских избушек и группу людей, стоящих подле храма. С запада храм освещали шесть мощных автомобильных фар, но этого света было недостаточно для окончания тонкой регулировки веревочек, тяг и оттяжек, направленных от колокольных языков к столбам звонного яруса колокольни. И на колокольне то и дело светился синеватый огонек лампочки мобильного телефона.

     Так заканчивался первый этап оборудования звоном колокольни койдинского храма. При всем ожидании звуки полились внезапно, подобно ручейку или ключу с чистейшей ключевой водой. Сначала робкие и неуверенные, затем все сильнее и ярче разливались окрест храма дивные звуки серебряных колокольных голосов.

     А начало строительству было положено более года тому назад. К нам в Музей колоколов несколько раз звонил один молодой человек, представившийся сотрудником одной из многочисленных московских фирм. Договорились встретиться в Музее колоколов. Игорь Владимирович - представился он, объяснил суть дела, состоящую в том, что его друг и руководитель Дмитрий и он в одном селе строят новый храм. Открыли эскизы проекта. На проекте действительно был представлен небольшой, но довольно пропорциональный и стройный деревянный храм, колокольня над трапезной, только вот места для звонаря на колокольне не было, а веревки, привязанные к языкам колоколов спускались непосредственно на пол храма. На это пришлось ответить перефразированной цитатой из высказывания фельдмаршала Барклая Де Толли о том, что данная колокольня есть позиция для звона непригодная...

     Хорошо, сказал Игорь Владимирович, мы подумаем. Не знаю, что подтолкнуло меня в разгар нашей гарвардской эпопеи заниматься малым подбором колоколов для деревянного сельского храма, скорее всего это дерзновение молодых русских православных предпринимателей в сооружении храма, их великая любовь к своей малой родине и ее порушенной святыне, и желание сделать для односельчан то необходимое, чего они были лишены на протяжении почти что столетия.

     Работа наша в результате разделилась на три направления: одно из которых сводилось к корректировке проекта колокольни и приспособления ее для того, для чего собственно она и предназначалась, то есть для исполнения колокольного звона звонарем, находящимся на ярусе около колоколов. Следующей задачей было определить ту мастерскую или мастера-литейщика, звучание колоколов которого придется по душе моим уважаемым заказчикам. И, наконец, обучение приемам и способам колокольного звона. Работа растянулась на год. В проект колокольни, по совету с мастерами-плотниками, были внесены изменения. Ярус звона колокольни от храмового пространства отсекли потолком.

     От уровня пола трапезной храма на звон была изготовлена удобная деревянная лестница. Не случилось особых проблем и в выборе производства для отливки колоколов. Дмитрий Геннадьевич и Игорь Владимирович, прослушав все колокола современных производств, остановили свой выбор на том, чьи колокола звучали наиболее ярко и продолжительно.

     Древнюю Русь часто именуют деревянной. И это понятно. Изобилие и дешевизна дерева создавала условия для развития на Руси мощного пласта деревянного зодчества. Известно, что первый храм Софии Премудрости Божией в Новгороде был срублен из дуба и имел двенадцатиглавое завершение. Из дерева на Руси рубили одноэтажные и многоэтажные избы, служебные постройки, часовни, храмы, остроги и большие городские укрепления, возводимые с незапамятных времен, вплоть до конца царствования Петра Великого, когда земляные крепости иноземного устройства сменили традиционные русские укрепления, состоявшие из деревянных прясел с вежами или кострами по углам, как в старину называли крепостные башни. На мощных проездных башнях, над скатными кровлями рубили малые башенки-смотрильни, на коих подвешивали сигнальные колокола. Горожане хорошо различали их звук. Ударили в набатный колокол, значит беда, где-то в деревянном городе пожар. Звучит осадный колокол-неприятель у городских стен. В пепелищах русских крепостей, на местах, где стояли проездные башни, археологи находят осколки колоколов или расплав колокольной бронзы - свидетелей стойкости русских ополченцев и трагедии Русской земли в 1237-1238 годах.

Колокольня в селе Каннесемга
     Но видно так полюбилась русским зодчим сама идея размещения колоколов высоко на башне, под шатром, что подобные колокольные вежи стали возводить близ храмов и они приняли на себя новое послушание - стали храмовыми, городскими, соборными и монастырскими колокольнями. Дервянные шатровые колокольни рубили по-разному, то восьмериком, то четвериком от основания, иногда колокольни ставили над западным входом в храм, иногда колокольня соединяла своей вертикалью летний и зимний храмы, находясь между ними. Для того чтобы наилучшим образом развесить колокольный подбор или Звон, как его еще называют, на колокольне койдинского храма, мы подняли архивные материалы, предприняли несколько поездок во весям, где на колокольнях сохранились старинные колокола.

     Самой замечательной в этом ряду остается колоколенка деревянного храма Иоанна Богослова, что на реке Ишне под Ростовом Великим. Четыре колокола, образующих исторический колокольный подбор храма, сохранились на своих местах с середины девятнадцатого века. Наше разрушительное время пощадило малую деревянную церковь и деревянную шестигранную колоколенку с высоким шатром и колоколами под ним. Все колокола на ишнинской колокольне подвешены в западной и южной арках колокольни, что и определило со временем ее наклон в сторону развески колоколов. Конечно, нам нужно было избежать подобных ошибок при разработке схемы для Койдиново и развесить колокола так, чтобы по возможности равномерно распределить вес колоколов по всей площади яруса звона колокольни. Пригодился и опыт звона в музее Кижи, где оборудовано несколько колоколен деревянных храмов.
храм Иоанна Богослова на реке Ишня
     Небольшая трапезная храма Вознесения Господня в Койдиново окружена открытой галереей-гульбищем. Колокольня храма возвышается над двускатной кровлей трапезной. Широкий восьмерик прорезая кровлю трапезной рублен в лапу без остатка и раскрывается широкой полицей с пиками, образуя основание яруса звона. Звон представляет собой восьмерик, образованный изящными резными столбиками, на которых на целой системе брусьев покоится восьмигранный шатер, увенчанный шейкой и главкой чашуйчатой работы. Над главкой поставлен канонический восьмиконечный крест правильных пропорций. Трапезная с колокольней, образуя единый ярусный объем, удачно сочетается с основным, несколько вытянутым кверху, объемом храма и алтаря, слегка превышая его по высоте, что придает комплексу храма легкость и изящество.

     К великому сожалению, в последнее время при выборе колоколов благотворители или духовенство часто задают два одинаковых вопроса - цена и сроки, зачастую не вдаваясь в то, что приобретают голос православного храма, который будет далеко разноситься окрест, являя собой мастерство литейщика и звонаря одновременно. Такой подход уже не раз отмечен и в нашем Первопрестольном граде. Средь звонарей и ценителей колокольного звона суть две различные точки оценки звучания колоколов - где самые лучшие и самые худшие по звучанию и созвучию наборы. Вот уж не позавидуешь прихожанам и жителям соседних домов. Порой слышишь в оправдание, ну что же вы хотите, чтоб сразу и малиновый звон научились отливать, это после семидесяти лет полного забвения старинного российского колокололитейного ремесла и художества? Да, на первый взгляд это действительно так. Последние сладкозвучные колокола в России лили перед первой мировой войной. С 1914 по 1920 годы стране было не до малиновых звонов. Иные звонили звоны и трубили трубы, но во время так называемого Нэпа на несколько лет вспыхнуло колокольное делание, чтобы погаснуть надолго.

     Первые серийные, если так можно сказать, колокольные отливки были произведены на предприятиях воронежских кооператоров в год тысячелетия крещения Руси. Примерно в то же время попытки колокололитейного производства предпринимались на разных заводах Советского Союза. В начале 90-х годов мы познакомились с замечательными мастерами-литейщиками, которые в условиях своей технологии и на своих мощностях пытались отливать церковные колокола. Это были Александр Дубиков и Михаил Химаков. Оба интеллигентные, образованные, прекрасные знатоки своего дела. Получалось как и у всех сначала по-разному. Нужно было решать одновременно несколько сложных технических задач. Необходимо чтобы колокольный сплав был исключительно звонким и прочным, а это как раз самое сложное, ибо, чем больше олова в сплаве, тем лучше и громче звук, но с тем же повышается хрупкость колокола и его можно быстро повредить.

     Чрезвычайно сложная технология вакуумного литья в графитовую форму требовала корректировки профиля стенок колокола, но при этом давала столь поразительные результаты по звучанию, что данное производство несомненно самое лучшее по качеству звучания среди всех современных производств. Беда в том, что сложная технология не позволяет отливать колокола весом более двухсот килограмм. Сложно и дорого наносить на поверхность графитовой формы рельефные украшения и тексты. Но мастера предложили гравировать вкладные надписи на внешней поверхности колокола, так, как поступали их великие предшественники - русские колокололитейщики в XVI-XX веках.

     Так и порешили, надпись на большом благовестном колоколе исполнена гравировкой и вместе с полированными золотыми поясками прекрасно дополняет внешний декор койдинского благовестника. Первыми из колокольного подбора были отлиты малые-зазвонные и подзвонные колокола.

     Звучание понравилось всем и сразу. Колокола были слышны на окраине села. Во время исполнения заказа на тяжелые колокола, пронесся тревожный слух о временном приостановлении колокольного производства в институте. Потянулись долгие недели ожидания. Явилась мысль перенести заказ на другое производство в Белоруссию, где мастера используют во многом схожую технологию и имеют опыт в отливке колоколов. Но, чудеса бывают и в наше время. Производство ожило, и колокола-благовестники удалось отлить на том же месте, что и мелкие зазвонные. Все восемь колоколов трех основных групп заняли свое место на брусьях под шатром колокольни, и их первый согласный звон огласил окрестности Койдинова 17 сентября 2008 года.

     Вместо послесловия...

     В 1991 году осенью меня пригласили в храм Вознесения Господня, что на Большой Никитской улице. Повод был обычный. Храму были нужны колокола для церковного звона. В те времена с колоколами было ещё трудно. Те несколько производств, которые рекламировались Ассоциацией колокольного искусства России в Парке культуры имени Горького, естественно, никуда не годились. Вообще-то тема Ассоциации колокольного искусства России и её практическая деятельность ещё никем не изучалась и, соответственно, данная деятельность достойной оценки не получила. Пока можно лишь выразить главную мысль о том, что самые лучшие современные российские колокололитейные производства появились и окрепли вне деятельности ассоциации, а иногда, и вопреки ей.

     Так или иначе, но в начале 90-х годов появилось самое оригинальное современное колокололитейное производство - Колокола ВНИИНМ им. академика А.А. Бочвара. Производство просуществовало без малого 18 лет, то есть всё время патриаршества Святейшего Патриарха Алексия II. Я не стану вдаваться в сложности описания технологического процесса изготовления колоколов. Основное, это пожалуй то, что его бессменный руководитель Александр Алексеевич Дубиков никогда не останавливался на достигнутом. Форма колоколов совершенствовалась, расширялся спектр звучания подборов. Перед самым завершением колокольного производства, литейщики освоили колокол весом 210 кг. На внешней - воронёной поверхности колокольчиков появились полированные золотые ободки, что способствовало узнаваемости колоколов.

     Но самое главное - это, конечно, звук. Яркий, хрустальный, сильный, узнаваемый. Не даром именно бочваровские колокольчики стали первыми и единственными произведениями нового колокольного литья, украсившими колокольницу церкви Иоанна Богослова Ростовского Кремля. Поистине достойный ответ колоколам знаменитой ростовской звонницы. Звучание колоколов церкви Иоанна Богослова удивительно напоминает звук струн русских гусель.

     Да, производство колоколов на базе института имени академика Бочвара прекращено, но все участники производства находятся в добром здравии, и, будем надеяться, на продолжение этого замечательного производства…

Фотоальбом: Колокола храма Вознесения Господня в Койдиново


Статьи И.В. Коновалова

Алфавитный указатель

 

Календарь на другие даты

Яндекс.Погода

Трудно ли научиться звонить в колокола?

не трудно: колокольный звон - это очень просто
на начальном уровне не трудно, а повысить уровень можно только самостоятельно за долгие годы
не трудно, только если есть хороший звонарь-наставник
чего проще - ноты в руки, и вперед
все постижимо, если стараться учиться
трудно, даже если очень стараться
сия премудрость доступна лишь одаренным
другой вариант ответа

результаты предыдущих опросов

1.gif

© ОБЩЕСТВО ЦЕРКОВНЫХ ЗВОНАРЕЙ. 2004-2013

При воспроизведении материалов с сайта Zvon.Ru ссылка обязательна!
Сайт содержит материалы, которые выражают точку зрения разработчиков сайта.
Материалы и отзывы, присланные на наш сайт, не рецензируются.

программирование сайта :: aggressor.ru