вы находитесь здесь: главная страница -> библиотека -> статьи и.в.коновалова ->
-> коновалов и.в. проблемы, возникающие при возобновлении звонов

Добро пожаловать на сайт Zvon.Ru
Наш сайт - победитель в конкурсе православного интернета МРЕЖА в 2006 году


Система Orphus

 
 
 



     1992 год стал самым знаменательным в истории возрождения церковного православного звона в России. В праздник Пасхи 27 апреля после долгого молчания зазвучали колокола Ивана Великого в Московском Кремле. Впервые москвичи и наши гости услышали чудо, которое долгие десятилетия томилось в вынужденном молчании.

     О колоколах Кремля рассказывают экскурсоводы, отмечая даты отливки, количество серебра и золота, входящее в металл колокола, о колоколах Кремля написаны научные работы, где эти сведения значительно расширены и приводятся даже обмеры и история колоколов, но как исследователи, так и рассказчики упускают самое главное, для чего создавался колокол – колокол отливался и жертвовался на храм благоверными российскими государями, купечеством, мещанами и всем православным российским народом, дабы своим благозвучным гласом славить Господа, возвещать о торжествах святой церкви, знаменовать начало и конец богослужений.

     Именно благозвучие православного церковного колокола и является его главнейшим достоинством, которое музейная экспозиция не демонстрирует и продемонстрировать не может. Без детального исследования чуда, именуемого церковным колоколом, без всестороннего изучения колокольных подборов, составляющих звон, говорить о действительном возрождении церковного звона невозможно.

     Хотелось бы отметить, что формировавшиеся веками колокольные подборы представляли не меньшую духовную и художественную ценность, чем собрания икон в храмах, городские или монастырские архитектурные ансамбли, епархиальные древлехранилища и ризницы. Ныне трудно даже приблизительно определить количество уничтоженных колоколов, некогда украшавших более чем 80 тысяч православных храмов России, также трудно представить себе духовную радость, когда во время торжеств церкви под колокольный звон сотен храмов совершались праздничные крестные ходы в Москве и других русских городах. Единицами ныне исчисляются полностью сохранившиеся колокольные подборы ...

     Акустическая лаборатория объединения ЗиЛ совместно с Обществом церковных звонарей (далее – ОЦЗ) проводит работы по изучению, с применением последних достижений науки, сохранившихся колокольных подборов и отдельных колоколов. Уже имеются практические результаты в этой области, в частности, на основе исследований была воссоздана колокольня Воскресенского собора в Старой Руссе, что под Новгородом. Необходимо отметить, что архитектуру колоколен нельзя рассматривать в отрыве от звона. Единично сохранившиеся колокольни, обследованные специалистами ОЦЗ, сохраняют необходимые для обустройства звона и удобства звонарей приспособления: лестницы, звонарские помосты–площадки, дополнительные деревянные или металлические балки, а иногда и небольшие утепленные помещения, в которых звонари укрывались от холода и дождя в ожидании начала звона. Такие небольшие звонарские будки можно ныне наблюдать на колокольнях в Троицкой лавре, Новодевичьем монастыре, будка была и на ярусе звона знаменитой ростовской звонницы.

     При восстановлении звона очень важную роль мы отводим системе блоков, педалей и оттяжек, при помощи которой один звонарь мог задействовать сразу несколько колоколов. Эти системы являются, если можно так сказать, историко–звонарским наследием, которое создавалось веками с развитием церковных колокольных звонов. Только благодаря тому, что в возрождении знаменитых ростовских звонов принимали участие звонари старшего поколения, такие как А.С. Бутылин, М.С. Урановский, которые знали как, от каких колоколов, и каким образом проходили те или иные веревки, – мы в нынешнее время можем слушать точно воспроизводимые ростовские звоны.

     При косметических ремонтах колоколен в советское время все сооружения, необходимые для звона уничтожались, а места их крепления к стенам и в арках колоколен заделывались. Таким образом, восстанавливая ныне звоны на колокольнях, сталкиваешься с сопротивлением местных блюстителей архитектуры, которым более привычен такой, так сказать, урезанный вид колокольни.

     Решая задачи восстановления колокольных звонов, специалисты ОЦЗ учитывают сложившийся архитектурный облик здания. Помост звонаря сооружается из легких и прочных металлических деталей, для ограждения помоста повторяется рисунок ограда, располагающейся в основании арок колокольни. Вместо громоздких деревянных лестничных конструкций изготовляются ажурные винтовые лестницы. Примером может служить восстановленный помост на колокольне храма Иоанна Предтечи на Пресне. Для особо ценных в историческом и архитектурном отношении колоколен, таких как Иван Великий в Московском Кремле, специалисты ОЦЗ хотели бы получить более авторитетные консультации архитекторов–профессионалов.

     Следующей по значимости проблемой можно было бы назвать обучение звонарей – высококвалифицированных профессионалов. От звонаря во многом зависит сохранность колокола, звонарь в полной мере берет на себя обязанность хранителя колоколов. Он не только должен знать ритмические попевки – основу церковных звонов, но и иметь представление о материале колоколов, знать как подобрать язык колокола, чтобы он точно соответствовал весу данного колокола и ударял центром яблока в музыкальное кольцо. Производя звон, звонарь должен контролировать силу удара в колокол, лишь немного помогая языку, который рассчитан таким образом, чтобы при небольшой помощи звонаря практически своим весом ударять о стенки колокола. Неумелый звон, когда на колокольни поднимались и били во что попало, все кому не лень, приводили к повреждению, а то и к уничтожению колоколов в прошлом. Причина порчи колокола крылась также и в подвеске. Дело в том, что правильно подвешенный колокол имеет некоторую свободу передвижения и может от удара языка слегка отпрыгнуть в противоположную сторону (колокол не должен быть зажат). Так, например, ростовские тяжелые колокола «Сысой» и «Полиелей» при звоне в оба края отклоняются на 6–7 мм, Троицкий Лебедь – на 1,5–2 см).

     Звонари, проходящие обучение в центре подготовки ОЦЗ, на колокольне московского Свято-Данилова монастыря обучаются всем этим нехитрым премудростям и по окончании обучения могут не только звонить традиционные уставные звоны, но и самостоятельно оборудовать свои звонницы, подобрать и развесить колокола и обучить других колокольному искусству. В дальнейшем необходимо, чтобы звонари, особенно на колокольнях, оборудованных старинными колоколами, допускались до звона только после аттестации в учебном центре ОЦЗ.

     Хотелось бы сказать несколько слов о современном колокольном литье, тем более что решать задачи возрождения звонов при помощи только сохранившихся дореволюционных колоколов невозможно, хотя довольно много старинных церковных колоколов, имеющих точный адрес их вклада, носящих на себе имя вкладчика и храма, сохранилось в театрах Москвы. Есть радостные случаи передачи колоколов в действующие храмы (например, из МХАТа). Имеющиеся в московских театрах и музеях церковные колокола лучше всего передавать в храмы, откуда они были взяты, если последние сохранились, или в находящиеся поблизости действующие храмы.

     В 1989 г. на предприятиях Воронежа впервые в нашей стране была произведена попытка серийного выпуска колокольных отливок, но более чем 70–летний перерыв в этой деятельности, потеря секретов мастерства и другие неблагоприятные факторы не могли не сказаться на качестве отливок, – воронежские кооператоры не смогли восстановить тот состав металла, который мы именуем колокольной бронзой. По проведенным ОЦЗ анализам материала отливок, в нём обнаружено вместо 20% олова и 80% меди, только 7% олова, т.е. по сути, он акустическим сплавом не является. Нарушение правильного профиля новых колоколов привело к тому, что при ударе колокол издает весьма слабый и некрасивый звук, хотя сам факт начавшейся в Воронеже отливки колокольных изделий, конечно, радует.

     Вслед за воронежцами стали предпринимать попытки колокольного литья в Москве, Санкт-Петербурге, на Урале, но, к сожалению, эти эксперименты пока не привели изготовителей даже к качеству средних колоколов XIX–ХХ вв. В то же время в своих рекламных изданиях практически все литейщики представляют свой товар, сравнивая его с лучшими достижениями старинного колокольного дела. Чтобы как-то поправить сложившееся положение, в акустической лаборатории объединения ЗиЛ под руководством Б.Н. Тюнина производится чрезвычайно трудоёмкий процесс подточки колоколов. Подточка позволяет в какой-то степени исправить дефекты литья. Например, в определенных границах удается подточить колокол так, что звук становится более приемлемым и появляется возможность согласовывать самые колокола между собой. Так был устроен звон на соборной колокольне в Старой Руссе, что под Новгородом. Исследовать и исправлять удается только те отливки, которые наименее отличаются от классических колоколов по своему профилю и составу металла.

     При анализе причин, мешающих нормальной работе литейщиков в России выделяются несколько основных: во-первых, начинающим литейщикам сразу дают план – столько-то тонн литья в месяц, – не звука, не наборов, а литья; во-вторых, редко удается добиться ритмичного снабжения, и сами литейщики по всей стране добывают себе сырьё, особенно трудно достать олово. Сырьё приобретается по биржевым ценам, что не может не сказаться на окончательной стоимости и зарплате рабочих; в-третьих, очень велики накладные расходы: литье производится на достаточно крупных советских промышленных предприятиях с непомерно расширенным штатом сотрудников аппарата управления, которые к колоколам никакого отношения не имеют. Четвертой, и главной причиной является то, что ни литейщики, ни, самое главное, заказчики колоколов не представляют себе, что такое вообще колокол, как он должен звучать, как он должен выглядеть, как должен крепиться к балке к тому подобное, что ярко выявилось на ярмарке колоколов 1991 г.

     Подводя итоги, считаю необходимым заявить, что для действительного возрождения колокольного дела в России необходимо создать при Московской Патриархии особую колокольную комиссию, которая бы занималась возвращением церковных колоколов на их естественное место – на колокольни и звонницы церквей, подготовкой и аттестацией звонарей, исследованием состояния колоколен, систем крепления колоколов и их языков, организацией колокололитейного завода, который бы в своей деятельности контролировался бы только специалистами–акустиками и звонарями, и где во главу угла был бы поставлен не план по тоннам, а качество звучания колоколов и колокольных наборов. Считаю необходимым также продолжение акустических исследований сохранившихся колоколов и звонов для создания возможно более полного банка данных по российским колоколам. Только в объединении специалистов литья и акустики, при наличии средств, возможно говорить о возрождении колоколов России.

Статьи И.В. Коновалова

Алфавитный указатель

 

Календарь на другие даты

Яндекс.Погода

Трудно ли научиться звонить в колокола?

не трудно: колокольный звон - это очень просто
на начальном уровне не трудно, а повысить уровень можно только самостоятельно за долгие годы
не трудно, только если есть хороший звонарь-наставник
чего проще - ноты в руки, и вперед
все постижимо, если стараться учиться
трудно, даже если очень стараться
сия премудрость доступна лишь одаренным
другой вариант ответа

результаты предыдущих опросов

1.gif

© ОБЩЕСТВО ЦЕРКОВНЫХ ЗВОНАРЕЙ. 2004-2013

При воспроизведении материалов с сайта Zvon.Ru ссылка обязательна!
Сайт содержит материалы, которые выражают точку зрения разработчиков сайта.
Материалы и отзывы, присланные на наш сайт, не рецензируются.

программирование сайта :: aggressor.ru