вы находитесь здесь: главная страница -> библиотека -> изданные материалы ->
-> спирина л. м. о колоколах троице-сергиева монастыря

Добро пожаловать на сайт Zvon.Ru
Наш сайт - победитель в конкурсе православного интернета МРЕЖА в 2006 году


Система Orphus

 
 
 


     Многие из колоколов Троице-Сергиева монастыря в Загорске не сохранились до нашего времени [1].Поэтому первостепенное значение для их изучения имеют исторические источники, в частности документы монастырского учета - описи XVII-XX вв., вкладные книги, материалы из архива лавры, а также надписи на самих колоколах, собранные и опубликованные церковными историками Е. Голубинским, архимандритом Леонидом, иеромонахами Арсением и Гедеоном [2].

     Наиболее ценную и полную информацию о колоколах содержит древнейшая опись монастыря 1641 г. [3]: "В Троицком монастыре меж церквей пресвятые Троицы и Сшествия святого Духа колоколница каменая [4]. А на колоколнице колоколов больших и средних и менших: колокол благовестный, стоит внизу, благовестят в него в празднества большие, а сколько в нем пуд весу, не подписано. Колокол другой, благовестный, весу в нем шестьсот двадцать пять пуд, благовестят в полиостные празднества. Оба те колокола дачи царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Руссии. Колокол благовестный, долгой язык, слобоцкой, благовестят в него в простые дни во вторник, в четверг, в субботу. Колокол чудотворцев, благовестят в него в понедельник, в среду, в пяток. Колокол застолной, стоит в среднем ряду. На церкви Сшествия святаго Духа пять колокол: колокол нефимонной, колокол с очапом, колокол благовестят в него в государев приход о подъеме с монастыря, колокол всполошной, колокол расшиблен, бывал нефимонной. Да вверху на колоколнице середних колокол: два колокола повсядневные, четыре колокола краснаго звону, два колокола призвонные, симские, два колокола зазвонные, восемь колоколов призвонных менших. Колокол часовой новых болших часов. Колокол часовой старых часов. Два колокола перечастные невелики, что стоят у часов на трапезе. И всего на болшой колоколнице и на церкве Сшествия святого Духа и часовых болших и средних и менших тритцать два колокола".

     Кроме колоколов звонницы и церкви Сошествия св. Духа упоминаются колокола церкви "чудотворца Сергия на воро-тех" [5] ("два колокола невелики" [6]) и Больничной церкви Зосимы и Савватия Соловецких ("колокол благовестной, да четыре колокола зазвонных, все невелики" [7]).

     Итак, из описи следует, что на этот год в монастыре числилось 39 колоколов. Среди них 9 колоколов больших и 30 средних и мелких. Большой интерес представляют сведения о типе колоколов, определяемых их величиной и назначением в системе звонов. Среди них значатся несколько колоколов благовестных, застольный, всполошной, повседневные, красного звона, призвониые, зазвонные, часовые и перечастные [8]. Не случайно, по свидетельству Н. И. Оловянишникова, в Троицкой лавре находился письменный устав звонам. И особенно мелодичным звоном, отмечает тот же автор, славились Саввино-Сторожевский и Троице-Сергиев монастыри [9].

     Среди колоколов, упоминаемых в описи, по-видимому, самым древним был так называемый "Чудотворцев" колокол [10]. Об этом свидетельствует надпись на нем [11]: "IC.XC. НК. В (о) славу с(вя)тые и Живон(а)чальныя Троица св(е)рши(ся) си колокол в лета бл(а)гоч(ест)иваго и великаго князя Василия Дмитриевича и архиеписк(о)па Фотия, митрополита Киевскаго всея Руси, во обитель в пр(епо)добнаго отца нашего Сергия, при настоятельстве от(ца) н(а)шего Никона игумена, в лето 6928 [1420 г.], индикта 13, м(еся)ца августа 15, на Успение пр(е) чистые Вла(дычи)ца нашея Богородица Мария". О. А. Белобровой выявлен еще один никоновский колокол 1427 г., который нередко смешивали с колоколом 1420 г. [12] Он значился среди других больших колоколов "пуд по сту и болше", которые были увезены из Троицкого монастыря на пушечный двор для переплавки на пушки по приказу Петра I в 1701 г. На нем якобы была надпись, свидетельствующая о том, что "он лит в лето 6935-е [1427] при благочестивейшем великом князе Василье Васильевиче и при архиепископе Фотии Киевском и всеа Русии во обители преподобнаго отца Сергия при настоятельстве отца игумена ж Никона" [13].

     У нас нет никаких исторических свидетельств о литье этих колоколов, кроме надписей на них, но есть основание предположить, что оба колокола могли быть отлиты в монастыре, так как в это время при игумене Никоне здесь появляются ремесленники разных специальностей [14], среди которых могли быть и мастера колокололитейного дела.

     Необходимо также отметить, что появление первого колокола в монастыре было большим событием. Вероятно, он предназначался для построенного в 1422 г. Троицкого собора над гробом канонизированного в 1420 г. Сергия Радонежского. В XVI в. колокол был перенесен на новую звонницу.

     Опись монастыря 1641 г. и материалы вкладных книг 1639 и 1673 гг. позволяют нам в общих чертах проследить складывание коллекции колоколов в монастыре в XVI- XVII вв. Именно среди них значились лучшие произведения колокололитейного искусства. Среди колоколов, перечисленных в описи 1641 г., в группу наиболее древних можно включить также "четыре колокола красного звона". Вероятно, они упоминаются в троицких столовых обиходниках, составленных в 1533-1547 гг. [15]

     Во вкладных книгах монастыря 1639 и 1673 гг. неоднократно встречаются записи о денежных вкладах и покупке колоколов для монастыря. Подобные записи датируются в основном последней четвертью XVI в. (это было связано, по-видимому, с постройкой звонницы в монастыре). Так, в 1570 г. значится денежный вклад старца Сидора "на красные колокола денег 55 рублев" [16]. В 1598 г. старец Варсунофин Якимов купил в монастырь "колокол весу в нем 200 пуд, дал за него 520 рублев" [17]. Надпись на самом колоколе гласит (в одну строку): "Лета 7106-го [1598] сей колокол поставил в дом Живоначальныя Троицы преподобнаго Сергия раб божий Варсунофей Екимов" [18].

     В 1594 г. упоминается колокол вклада боярина и дворецкого Григория Васильевича Годунова (инока Христофора) стоимостью "200 рублев" [19].

     На рубеже XVI-XVII вв. в монастырь поступили два больших благовестных колокола - вклад царя Бориса Федоровича Годунова.

     Во вкладной книге 1673 г. о них записано следующее: "[7] 111-го [1602/3] году... государь же царь и великий князь Борис Федорович всеа Русии и его благоверная царица и великая княгиня Марья и их царские дети, благоверный царевич князь Федор Борисович всеа Русии и благоверная царевна и великая княжна Ксенья пожаловали колокол большой благовесник". Другая запись: "[7] 103-го [1594] году декабря в 6 день дал вкладу колокол большой благовесник, весу в нем 625 пуд" [20].

     В древности надписи на колоколах с датами и именами их вкладчиков были на обоих колоколах, но на одном из них по неизвестным причинам часть надписи оказалась сбитой [21]. Ниже мы приводим эти надписи в том виде, как они опубликованы иеромонахом Арсением и архимандритом Леонидом [22]: "Божиею милостию Великий Государь Царь и Великий Князь... всеа Русии Самодержец... [имя сбито] сей колокол слили в дом пресвятыя и живоначальные Троицы великому чудотворцу Сергею, в 3-е лето государьства его... Весом 1080 пуд". На другом колоколе: "Лета [7J102 [1594] при державе благовернаго Великаго Государя царя и Великаго князя Феодора Ивановича всеа Руси Самодержца, и при его благоверной Царице и Великой княгине Ирине, и при их Богом дарованной дщери царевне Феодосие, сей колокол в дом Святые и Живоначальные Троицы и преподобнаго и богоноснаго о(т)ца нашего великаго чудотворца Серьгия, велел слить слуга и конюшей боярин Борис Федорович Годунов с своею женою Мариею и с сыном своим Феодором. А весу в сем колоколе 625 пуд".

     Безусловно, вклад годуновских колоколов был значительным событием в жизни монастыря, и сам царь Борис Годунов придавал ему большое значение. В "Пискаревском летописце" записано: "того же году", т. е. в 1602-1603 гг., "слит колокол большой и поставлен у Троицы в Сергееве монастыре; а шел за образом и за колоколом сам царь и великий князь Борис Федорович всеа Русии и с царицею" [23]. Оба колокола, по свидетельству описи 1641 г., находились на звоннице и являлись ведущими при монастырском звоне до конца XVII в. Нам неизвестно, как выглядел несохранившийся большой годуновский колокол. По словам архитектора Ивана Жукова, находившегося в лавре во второй половине XVIII в., он весил примерно 1700 пудов, а по мнению других очевидцев - от 1800 до 2000 пудов [24].

     Интересно упоминание в описи 1641 г. часовых и перечасных колоколов, связанных с механизмами башенных часов. В кратком летописце "Свято-Троицкие Сергиевы лавры", записано: "Да того ж лета", т. е. в 1556 г. "у живо-начальные Троицы часы большие; а делал те часы диакон старец Тихон Ноугородец" [25]. По всей вероятности, к этим часам относится тот часовой колокол, который в описи 1641 г. назван как "боевой старых часов". Другой же колокол, упоминаемый в описи как "часовой новых болших часов", предназначался, по-видимому, к новым часам, устроенным на звоннице в 1631-1632 гг. [26] Два небольших "перечастных" колокола, вероятно, находились у часов на монастырской Трапезной [27].

     К началу XVII в. можно отнести еще три колокола, упоминаемые во вкладной книге монастыря 1673 г. два из них весом в 4 пуда 6 гривенок, вложенные в монастырь троицким слугой Яковом Дементьевым в 1610 г. [28], и "колокол невелик весом 25 гривенок" вклада подьячего атамана Гаврилы Ивановича Рязанцева в 1612 г. [29]

     Особое место в собрании троицких колоколов принадлежит памятникам местного литья. Это, прежде всего, два колокола XVII в. Надписи на них сообщают: "Лета 7157 [1649] майя в 21 день при благоверном государе царе и великом князе Алексее Михайловиче всея Русии и при благоверной царице и великой княгине Марье Ильичне, и при благоверном царевиче князе Дмитрее Алексииче всея Русии в Троицком Сергиеве монастыре, при архимандрите Андреяне, да при келаре старце Симоне, да при казначее старце Калиннике перелит старой колокол, а прибавку медь монастырская, а лил колокол троицкой мастер Игнатей" [30].

     На другом: "Лета 7173 [1665] июня 18 дня колокол сей лит в дому святые Троица Сергиева монастыря при архимандрите Иоасафе, при келаре старце Аверкие, при казначее старце Леонтие с братиею" [31].

     В XVIII в. при участии московского митрополита Платона был выявлен еще один колокол XVII в. Когда его сняли с колокольни, поскольку он был "по нечаянности разшибен", на нем обнаружилась следующая надпись: "Лета 7151-го июля... день перелит сей колокол из старого колокола при властех архимандрите Феодосии, келаре старце Леонтии, казначее старце Киприане весу 105 пуд" [32].

     Надписи на колоколах [33] свидетельствуют в данном случае об их местном происхождении. Сведения описи 1641 т, подтверждают, что за монастырскими стенами "у сараев же возле изб стоит анбар а в нем колоколенный горн" [34]. Эти источники и позволяют судить о значительном развитии здесь колокололитейного дела, а сохранившийся колокол 1649 г. с именем троицкого мастера Игнатия - о высоком уровне мастерства литейщика.

     Надписи на колоколах свидетельствуют о том, что в отдельных случаях в литье колоколов для монастыря принимали участие известные мастера. Так, в конце XVII в. в монастыре был отлит большой колокол, прозванный "Корноухим" (за железные уши). Надпись на нем сообщает: "В лете осьмыя тысящи 192 [1683] в месяце септеврие в 1 день по повелению благочестивейших великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцев, при настоящих властех архимандрите Викентие, лри келаре старце Прохоре, при казначее старце Сергие вылит сей колокол в обители пресвятые и живоначальныя Троицы и преподобных и богоносных отец Сергия и Никола, Радонежских чудотворцев из старых колоколов с прибавочной медью, монастырскою казною и при всей во Христе братии. А в сем колоколе весу 1275 пуд. Лил сей колокол мастер Федор Дмитриев сын Моторин" [35].

     Нам трудно представить, как выглядел этот несохранившийся колокол, но, по всей вероятности, он принадлежал к лучшим памятникам колокололитейного дела. Он был отлит мастером из прославленного рода потомственных литейщиков, отцом знаменитого Ивана Федоровича Моторика, создавшего знаменитый "Царь-колокол". Нам неизвестно также, был ли орнаментирован этот колокол. Только зафиксированное Арсением расположение надписи позволяет хотя (бы частично восстановить его несохранившийся облик. Надпись опоясывала верхнюю часть его тулова, продолжалась под верхней строкою в четырех клеймах и заканчивалась внизу по краю колокола.

     "Корноухий" колокол 1683 г. завершает коллекцию троицких колоколов XVII в.

     Как известно из ряда источников и неоднократно отмечалось исследователями, указ Петра I о сборе колокольной: меди (одну четверть от общего веса колоколов) для литья: пушек (вместо артиллерии затонувшей под Нарвой) 19 ноября 1700 г. принес большой ущерб колокольному делу в России [36]. И хотя Троице-Сергиев монастырь находился в период петровских преобразований на особом положении, тем не менее часть колоколов из собрания Троице-Сергиева монастыря также пошла на пушечное дело.

     В этом отношении показательны данные монастырской описи 1701 г., составленной, как надо полагать, уже после выполнения петровского указа. Опись свидетельствует: "Подле же церкви Сошествия Святаго духа колокольня каменная на пяти столпех, над нею шатер, и под главою крыто черепицею, крест, глава обшиты железом, а против колокольни на деревянных столбах колокол новопостроенный большой весу в нем подписано 3555 пуд да на колокольне колоколов: колокол воскресной вкладной царя Борисовской весом без подписи, колокол палиелейной упщ железные, подписано весу 1275 пуд, колокол словет лебедь повседневной вкладной царя Борисовской же, подписано весу 625 пуд. Колокол застольной без подписи, да на колокольне же средних и мелких четырнадцать колоколов". Там же значатся колокольчик медный вестовой при Трапезной и три медных колокола при церкви Зосимы и Савватия Соловецких [37].

     Итак, после введения петровского указа из монастыря было изъято более трети колоколов (ср. описи 1641 и 1701 гг.) [38].

     Особого внимания заслуживает упоминание в описи о "новопостроенном колоколе" весом в 3555 пудов. До-видимому, к нему относится приписка во вкладной книге монастыря 1639 г.: "В нынешнем 7200 [1691] году ноябре в 16 день великий государь царь и великий князь Петр Алексеевич всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержец молился в дому живоначальные Троицы и пожаловал вкладом в колокол денег 1000 рублев". И далее: "В нынешнем 7201 [1693] году генваря в 13 день великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы пожаловали в дом живоначальные Троицы вкладом в новой большой колокол денег 1000 рублев" [39]. Вероятно, этот неудавшийся колокол в употреблении был недолго, так как в описи 1735 г. он значится уже поврежденным [40]. По-видимому, он был отлит в монастыре на рубеже XVII-XVIII вв. по замыслу Петра I [41].

     В 1708 г. для Тронце-Сергиева монастыря был отлит еще один колокол, получивший прозвище "Баран". На нем была следующая надпись [42]: "В славу святые живоначальныя Троицы и пресвятые Богоматери и великаго Иоанна Крестителя совершися сей колокол в лето благочестиваго Великаго князя Василия Васильевича и Архиепископа Феодотия [Фотия] Киевского и всеа России во обитель преподобнаго отца нашего Никона игумена, в лето 6935 [1427], индикта 4, месяца июля 20 дня. И по указу Великаго государя взят к Москве в Троицкой Богоявленской монастырь, и тут от пожару [случившегося, помогает установить Арсений, 19 июня] 1700 г. повредися, и по его же указу Великаго Государя Царя и Великаго Князя Петра Алексеевича, и при сыне его благородном царевиче и Великом Князе Алексее Петровиче, перелит сей колокол в пречестную обитель Сергию и Никону, Радонежским чудотворцам, и прибавлено меди 40 пуд, а лето от сотворения мира 7216, от рождества по плоти Бога Слова 1708 марта мес. 1 день. А весу в нем 161 пуд. Лил сей колокол мастер Иван Моторин".

     Этот колокол, отлитый знаменитым мастером, также просуществовал недолго. К 1746 г. он был уже разбит и в конце концов был использован в литье троицкого "Царь-колокола" 1748 г. Этому замечательному колоколу принадлежит особое место среди троицких колоколов. Поскольку история его создания с исчерпывающей полнотой описана Арсением, то остановимся лишь на следующих моментах.

     Во-первых, идея создания большого колокола была связана с возведением в монастыре новой колокольни в 1741 г., строительство которой велось под строгим наблюдением императрицы Елизаветы Петровны. Указ предписывал: "Зачатую строением каменную колокольню строить неспешно, чтоб оная на фундаменте отстояться могла без повреждения, да и для того, дабы большой колокол перелитием к постановке в ту новую колокольню изготовился, ибо по рисунку той колокольни надлежит тому большому колоколу быть во втором апартаменте" [43].

     Во-вторых, можно говорить о большом опыте, накопленном при создании московского "Царь-колокола", отлитого в 1735 г. Не случайно, что для литья "Царь-колокола" в Троице-Сергиевом монастыре были приглашены опытные в литейном деле мастера, в частности, цехмейстер литейных дел Михаил Иванович Моторин, создавший вместе со своим отцом величайший в мире московский "Царь-колокол", колокольный мастер Семен Степанов и Гавриил Лукьянович Смирнов, служитель Моторина, также участвовавший в литье московского "Царь-колокола" [44]. Троицкий "Царь-колокол" был отлит в 1748 г. и весил 4000 пудов [45]. И хотя он не сохранился, но обстоятельное описание его, содержащееся в труде Арсения и в описях монастыря XVIII- XX вв. [46], дает полное основание отнести его к выдающимся памятникам русского литейного искусства.

     Поступление новых колоколов в монастырь в XVIII в., о чем неоднократно свидетельствуют описи монастыря 1756 и 1789 гг. [47] и материалы из архива Троицкой лавры (дела учрежденного собора лавры и переписка с митрополитом Платоном), было обусловлено постройкой новой колокольни (1741-1769 гг.), а также содействием московского митрополита Платона (Левшина).

     Так, в 1779 г. 11 колоколов, разбитых и бывших без употребления (колокола небольшие весом от 12 до 1 пуда, колокольчики), были отданы на колокольный завод содержателя Степана Калинина и променены на новые. А "новые колокола [велено] написать в ризной книге прибылыми и те колокола повесить к прочим мелким на колокольню, а один к трапезной церкви" [48].

     В следующем 1780 г. были перелиты еще два старых колокола - "Баран" (99 пудов 5 фунтов) и "Голодай" (292 пуда 5 фунтов). В предписании к переливке говорилось, что первый из названных колоколов "разшибен, посему следует оный вновь перелить по причине недостатка на лаврской колокольне мелких колоколов", про другой же сказано: "Звон имеет очень дурной, отчего изредка в него звонят, а потому и висит на колокольне без всякого употребления; звон же в лавре по причине не имеющихся легковесных колоколов при больших колоколах не очень красив" [49]. Оба колокола были перелиты на колокольном заводе московского фабриканта и купца Ассона Струговщикова крепостным Михаилом Крюковым. Один из новоотлитых колоколов, весом 315 пудов 28 фунтов, получил потом прозвище "Переспор" [50].

     В 1795 г. старый колокол 1673 г., о котором уже шла речь выше (вес 104 пуда 5 фунтов, язык - 4 пуда 15 фунтов), и два малых зазвонных, хранящихся в Оружейной палате (весом 8 пудов 15 фунтов) были променены на новый весом 106 пудов 30 фунтов, ценою 1865 рублей 90 коп. (по 17 рублей 50 коп. за пуд); заплачено было медью разбитого колокола [51]. После доставки его в лавру на нем была высечена следующая надпись: "Сей колокол перелит из прежнего литаго в 1643 году во 104 пуда бывшего колокола при начальстве преосвещенного митрополита московского и сея лавры архимандрита Платона, 1796 года; весу в нем 106 пуд. 25 фун." [52]

     В том же году был доставлен в лавру колокол из Чудова монастыря "неподписной весом около 35 пудов" [53].В 1799 г. еще один разбитый молебный колокол весом в 32 пуда (31 пуд 12 фунтов - колокол, 33 фунта - язык) был променен также на колокольном заводе в Москве на новый весом в 24 пуда 35 фунтов [54].

     В 1781 г. по инициативе митрополита Платона к часам, устроенным на колокольне "тульской ружейной палаты казенным ружейником Иваном Ивановичем Кобылиным", были закуплены "8 колоколов на четверти а в колоколах весу 17 пуд. 14 фун." [55]. В 1784 г. к часам были "прикреплены четвертные шатающиеся колокольчики и молоточки" и "большой часовой колокол" [56].

     Неоднократно обновлялись колокола и в XIX в. Так, в 1817 г. "Молебный" колокол на Духовской церкви, весом в 24 пуда 35 фунтов, в который ударяли к "сороковым молебнам и всенощным", был променен на московском колоколенном заводе на новый весом в 45 пудов 25 фунтов [57]. В 1851 г. вновь было перелито 6 колоколов старых весом 16 пудов [58].

     Самые поздние описи монастыря - 1842, 1859 и 1908 гг.- не только фиксируют наличие колоколов, но и указывают на их размещение [59]. Большая часть их находилась на колокольне и размещалась следующим образом [60]: на втором ярусе в середине - "Царь-колокол" 1748 г., в западном пролете - "Корноухий" 1683 г., в восточном пролете - годуновский "без подписи"; в третьем ярусе 27 колоколов, из них в середине - "Лебедь" годуновскпй 1594 г., в восточном пролете - "Панихидный" 1796 г., в западном пролете - "Никоновский" 1420 г. Кроме того, помечено, что на этом же ярусе находятся три колокола, подобных "Никоновскому" (это, очевидно, колокола 1598, 1649 и 1665 гг.), и один из них не подвешен и находится на полу. На четвертом ярусе - "Переспор" 1780 г. (часовой или вседневный). На пятом ярусе - 9 колоколов, из которых один наподобие "Никоновского", а прочие - мелкие. Все колокола этого яруса не действовали [61].

     В настоящее время из бывшего монастырского собрания сохранилось только 17 колоколов, в том числе 12 находятся на колокольне [62], 5 - в собрании Загорского историко-художественного музея-заповедника [63].

     В связи с тем, что колокола, висящие на колокольне, недоступны для серьезного обследования, мы ограничимся только некоторыми наблюдениями.

     Самый древний среди них - это "Никоновский" или "Чудотворцев" колокол 1420 г. [64] Он привлекает к себе внимание редко встречающейся ныне шлемовидной формой и надписью, содержащей ценный эпиграфический материал [65]. Надпись в две строки, опоясывая верхнюю часть его тулова, является единственным его украшением. Она выполнена довольно высоким рельефом, каллиграфическим полууставом с буквами стройных пропорций и равной ширины.

     Другой сохранившийся колокол XVI в. (1594 г.) по прозвищу "Лебедь" - вклад царя Бориса Федоровича Годунова [66]. Это поистине выдающееся произведение искусства русских литейщиков. Для выполнения такой колоссальной работы необходим был богатый опыт в колокололитейном Деле. Огромные размеры колокола не противоречат стройности его пропорций, плавной линии профиля и изяществу отделки. В верхней части его тулова находится высокий венец, на граненных проушинах которого видны следы в виде переплетенного жгутом растительного орнамента. Два изящных фриза - вверху из надписи и растительного орнамента, внизу только из надписи - опоясывают по горизонтали тулово колокола.

     Основным мотивом композиции растительного орнамента, заключенного между двумя рельефными валиками, являются два изогнутых и переплетенных стебля, украшенных крутыми завитками и цветами. Не менее важное значение в украшении колокола имеет надпись вязью, выполненная высоким рельефом с красивым начертанием стройных и удлиненных букв. Надпись разделена изображением Голгофского креста и пятилепестковой розетки. Этот колокол с полным основанием можно отнести к лучшим памятникам прикладного искусства годуновского времени.

     Третий сохранившийся колокол XVI в. (1598 г.), вклад троицкого старца Варсонофия Якимова, украшен только одной строкой надписи, опоясывающей верхнюю часть его тулова [67].

     По-видимому, далеко не все троицкие колокола были орнаментированы. Тем более важное значение в их убранстве приобретали надписи, выполненные с большим изяществом, придававшие им характер орнамента. К их числу относится сохранившийся колокол 1649 г. [68] Первые три строки надписи расположены в верхней его части на наклонной поверхности плеча тулова, четвертая проходит по краю колокола. Надпись выполнена также высоким рельефом, вязью, с красивыми слегка удлиненными буквами. Разделителями слов являются Голгофские кресты и орнаментальные вставки.

     В число сохранившихся колоколов из собрания Троице-Сергиева монастыря входят и 8 часовых, четыре из которых подключены в настоящее время к механизму башенных часов [69]. Все колокола одинаково орнаментированы. Четыре из них кроме рельефных валиков, которыми в семь рядов опоясаны все колокола (четыре попарно вверху и три внизу), имеют по два орнаментальных пояса со стилизованным растительным орнаментом, основным мотивом которого является гирлянда из листьев. По всей вероятности, это те 8 колоколов, которые были куплены тульским мастером Иваном Кобылиным для его часов в 1781 г.

     Рядом с часовыми колоколами висит еще один колокол с надписью: "в заводе Т. П. И. Оловянишникова Сыновья в Ярославле".Идентичность формы и приемов декоративного убранства (различны только мотивы декоративного фриза) позволяют сделать вывод о том, что 8 часовых колоколов были отлиты на колоколенном заводе "Товарищества П. И. Оловянишникова Сыновья".

     Итак, в результате наших наблюдений установлено, что коллекция колоколов, сложившаяся в Троице-Сергиевом монастыре XV-XIX вв., была далеко неравноценной в художественном отношении. Но с полным основанием большую часть колоколов можно отнести к выдающимся памятникам русского колокололитейного дела.

Приложение

Изданные материалы
Алфавитный указатель

 

Календарь на другие даты

Яндекс.Погода

Трудно ли научиться звонить в колокола?

не трудно: колокольный звон - это очень просто
на начальном уровне не трудно, а повысить уровень можно только самостоятельно за долгие годы
не трудно, только если есть хороший звонарь-наставник
чего проще - ноты в руки, и вперед
все постижимо, если стараться учиться
трудно, даже если очень стараться
сия премудрость доступна лишь одаренным
другой вариант ответа

результаты предыдущих опросов

1.gif

© ОБЩЕСТВО ЦЕРКОВНЫХ ЗВОНАРЕЙ. 2004-2013

При воспроизведении материалов с сайта Zvon.Ru ссылка обязательна!
Сайт содержит материалы, которые выражают точку зрения разработчиков сайта.
Материалы и отзывы, присланные на наш сайт, не рецензируются.

программирование сайта :: aggressor.ru