вы находитесь здесь: главная страница -> колокольни и звонницы -> иван великий ->
-> к истории колокольни ивана великого

Добро пожаловать на сайт Zvon.Ru
Наш сайт - победитель в конкурсе православного интернета МРЕЖА в 2006 году


Система Orphus

 
 
 



  Посвящение первого храма типа "иже под колоколы" Иоанну Лествичнику вполне закономерно, т.к. этот святой был тезоименитым самому князю Ивану Даниловичу (1325-1340). Весной 1329 года главенствующее положение Москвы среди русских земель было закреплено закладкой столпообразной церкви Списателя Лествицы Иоанна "иже под колоколы". С первой трети XIV века начинается новый этап в отливке колоколов на Руси. Он характеризуется ориентацией Руси на запад, где колокола и звоны имели тогда большее распространение, чем на православном востоке. Из Западной Европы на Русь поступают небольшие колокола, а для выполнения русских заказов на "тяжкая звоны" прибывают и мастера-литейщики, причем первоначальных итальянцев сменяют немецкие мастера.

     Традиция отливки колоколов на месте получила на Руси широкое распространение. Известны случаи политья крупных колоколов рядом с храмами и монастырями вплоть до конца XIX века. При таком способе мастер с подмастерьями и помощниками определяют размер литейной ямы, согласно диаметру будущего колокола и печи, если колокол небольшой, или нескольких литейных печей, располагая их вокруг литейной ямы. Таким образом, отливка колоколов для церкви Иоанна Лествичника происходила рядом с соборной площадью. Возможно, что при последующих археологических работах в Кремле будет обнаружена литейная яма, в которой мастер Борис Римлянин отливал для церкви первые колокола.

  Храм Иоанна Лествичника представляет для исследователя огромный интерес потому, что это был первый известный нам каменный храм под звоном, первая известная нам столпообразная церковь-колокольня и первое размещение храма между двумя соборами, которое надолго определило место постройки колоколен и звонниц в других архитектурных ансамблях. Исследуя известные колокольни и звонницы, мы находим в основании их освященные престолы и, соответственно, можем трактовать их, как церкви того же типа "под колоколы", что и первый Лествичник Калиты. Престол находился в Георгиевской церкви "под колоколы" в селе Коломенском под Москвой, в девятигранном столпе Спасо-Евфимиева монастыря в Суздале и колокольне Новодевичьего монастыря в Москве находились два престола один над другим. В ходе работ по реконструкции Соборной площади Московского Кремля в 1913 году были обнаружены белокаменные фундамент и нижние части кладки стен церкви Иоанна Лествичника 1329 года.

     Храм представлял собой относительно правильный восьмиугольник с полуколонками на углах. Диаметр по внешним стенам по оси север-юг равнялся 8,5 м. Очевидно, длина храма по оси восток-запад была несколько больше, но не превышала 9 м. Длина промежутка стен между полуколонками колебалась от 310 до 360 см. Внутреннее пространство церкви без учета помещения алтаря было невелико и представляло собой пространство примерно 5 на 5 метров. Толщина стен церкви варьировалась в зависимости от конкретного места и могла достигать в максимуме до 150 см. Что касается высоты постройки, то здесь нет каких-либо определенных данных. Однако, если принять во внимание факт частичной сохранности подобных столпообразных "под колоколы" храмов в Покровском (1516 года) и Спасо-Евфимиевом монастырях в Суздале, то некоторые предположения можно сделать с достаточной точностью, т.к. эти церкви являются постройками-репликами с первого столпа Ивана Лествичника Москвы.
    Восемь колоколов московского столпа были расположены в нишах под закомарами, выложенными соответственно под размер каждого колокола. Подъема наверх к колоколам не было. Колокола развешивались строго определенным образом: в западной арке, располагался самый большой колокол, справа и слева от него висели колокола меньшего веса и так до самой дальней восточной арки, где находился наименьший колокол. Этот принцип развески применен на столпе Ивана III и Василия III. Над входом в церковь Иоанна Лествичника подвешен колокол Лебедь, его вес равен 450 пудам. Справа от него висит колокол Новгородский, весом в 420 пудов, а слева колокол Медведь, весом 440 пудов (эти колокола, первоначально были отлиты в первой трети XVI века, ныне сохранившиеся перелиты с воспроизведением старых надписей в 1730-х - 1770-х годах).

    В северной арке колокол отсутствует, так как после пристройки в XVI веке храма, позже надстроенной звонницей, северная и северо-восточная арки колокольни оказались загороженными. В южной арке вслед за Новгородским идет колокол Широкий, весом более 300 пудов, с ним соседствует колокол Слободской, меньше весом и выше звучанием, и замыкает ряд колокол Ростовский, весом около 200 пудов. Такой же порядок развески колоколов сохраняется и в наши дни на втором ярусе звона Ивановского столпа, за исключением утраченного колокола в западной арке колокольни.

     Таким образом, в первом московском подколокольном столпе были заложены основные принципы формирования колокольных подборов, соответствующего приспособления архитектуры под увеличивающиеся колокола и расположения колоколонесущего сооружения относительно храмов, получившие впоследствии широкое распространение в городских и монастырских архитектурных ансамблях, и развились основные принципы построения несущего колокола сооружения между двумя основными храмами. Колокольные звоны времен сооружения колокольни Ивана Даниловича, были просты и представляли собой благовесты, перезвоны и переборы. Звонари после мерных ударов в благовестный колокол звонили во все прочие колокола один за другим.

     Столп церкви-колокольни, возведенный итальянским архитектором Боном Фрязином в 1505-1508 годах, представляет собой трехъярусную башню, все арки которой, кроме двух северной и северо-восточной на первом ярусе, к которым позже примкнула церковь-звонница во имя Рождества Христова, включают в себя колокола разных времен отливки, весов и звучания. На первый ярус звонари поднимались по внутристенной широкой лестнице, начинающейся слева от входа в храм Иоанна Лествичника. Справа находится еще одна винтовая лестница, по которой тоже можно подняться на первый ярус звона колокольни. Над храмом устроены помещения, назначение которых неизвестно, так как исторически эти помещения не отапливались, то вряд ли они были предназначены для звонарей, хотя в теплое время года они весьма удобны для ожидания сигнала к началу звона. На первом ярусе звона, до пристройки с севера звонницы-храма, находились восемь колоколов. В арках, где ныне колоколов нет, остались рамы для их очепной подвески, выполненные из кованого железа.

  Звон в колокола первого яруса производили с земли у основания столпа, куда свешивались тяги, идущие от очепов. Для звона в колокола Медведь, Лебедь и Новгородский, которые весят более 400 пудов, требовалось как минимум по два звонаря. Возможно, что и два следующих трехсотпудовые колокола Широкий и Слободской раскачивали по двое. В колокол Ростовский, весом более двухсот пудов, мог звонить один человек. Таким образом, только для праздничного звона в колокола первого яруса требовалось, как минимум 13-14 звонарей. Для звона в колокола второго яруса, из расчета одного звонаря на каждый колокол, требовалось 8 звонарей, хотя некоторые приспособления для звона могли уменьшить число звонящих. Звон в колокола второго яруса, вес которых колебался от 200 до 40 пудов, производился с площадки над колоколами первого яруса. Для звона в колокола третьего яруса звонари должны были подниматься на ярус к колоколам. На третьем ярусе располагались средние и малые, зазвонные колокола. Вес самого большого колокола достигал 40 пудов. Общее количество этих колоколов изменялось со временем. Одним из доказательств очепного способа звона являются выносные решетки-карманы, установленные в арках под колоколами и служащие для того, что бы оторвавшийся во время звона язык задержался тут же на ярусе звона, не упав в низ.

Павел Алеппский в своих записках подробно описывает устройство колокольни Московского Кремля: "Число ступеней в Ивановской колокольне, в которой висит огромный колокол, 144. Внутри башни, по окружности ее, есть многочисленные кельи. Из этой башни можно проникнуть туда, где висят два колокола, назначенные для звона в будничные дни и в канун праздников. Башню эту выстроил и снабдил колоколами в Бозе почивший царь Иоанн, пожертвовав в своё время 120 домов с достаточным содержанием для приставленных к колокольням людей, которые приходят по очереди еженедельно и неотлучно пребывают в упомянутых кельях ночью и днем для звона в колокола. В большие праздники и в дни крестных ходов, когда звонят во все колокола, звонари являются все и производят звон".

    В 1532-1544 годах к Ивановской колокольне пристраивают церковь Рождества Христова. Над церковью были надстроены три помещения, напоминающие конструкцию звонницы Саввино-Сторожевского монастыря в Звенигороде. 1620-е годы рядом с ней по приказанию патриарха Филарета возводят еще одно здание, позже названное Филаретовой пристройкой, куда поместили Годуновский колокол весом 2200 пудов. Звон в него происходил очепным способом, а как именно описал Адам Олеарий. По всей вероятности, звон в Царь-колокол Александра Григорьева, отлитый в 1655 году, производили уже язычным способом.

автор материала - Игорь Коновалов

К истории Успенской звонницы в Московском Кремле

Разрушение Успенской звонницы Московского Кремля в 1812 году

 

Календарь на другие даты

Яндекс.Погода

Трудно ли научиться звонить в колокола?

не трудно: колокольный звон - это очень просто
на начальном уровне не трудно, а повысить уровень можно только самостоятельно за долгие годы
не трудно, только если есть хороший звонарь-наставник
чего проще - ноты в руки, и вперед
все постижимо, если стараться учиться
трудно, даже если очень стараться
сия премудрость доступна лишь одаренным
другой вариант ответа

результаты предыдущих опросов

1.gif

© ОБЩЕСТВО ЦЕРКОВНЫХ ЗВОНАРЕЙ. 2004-2013

При воспроизведении материалов с сайта Zvon.Ru ссылка обязательна!
Сайт содержит материалы, которые выражают точку зрения разработчиков сайта.
Материалы и отзывы, присланные на наш сайт, не рецензируются.

программирование сайта :: aggressor.ru