вы находитесь здесь: главная страница -> что такое церковный колокол -> колокольный декор ->
-> цветочный орнамент в декоре русских колоколов второй половины xvii века

Добро пожаловать на сайт Zvon.Ru
Наш сайт - победитель в конкурсе православного интернета МРЕЖА в 2006 году


Система Orphus

 
 
 



Колокол 1652 года. Мастер Микифор Баранов
      Многие русские колокола второй половины - конца XVII века были замечательными произведениями не только литейного дела, но и декоративно-прикладного искусства. Как правило, за небольшим исключением, колокола этой эпохи были очень нарядно украшены. Русские мастера XVII столетия располагали уже достаточно большим количеством орнаментов самого разнообразного рисунка. Многие сложные орнаментальные мотивы были наследием западноевропейского литейного дела, другие впервые стали применяться именно русскими мастерами. Некоторые из них использовались на протяжении долгого времени, другие стали отличительными особенностями только определенной мастерской или круга мастеров. Именно о таком орнаменте и пойдет речь в этом материале.

     Для украшения некоторых знаменитых колоколов 1670-х - 1680-х годов был использован растительный орнамент разного рисунка на основе вьющегося стебля. Сам по себе этот мотив - явление не новое в колокольном декоре. Первый пример его выполнения - колокол "Лебедь", отлитый в 1594 году знаменитым литейщиком Андреем Чоховым для Троице-Сергиева монастыря. Орнаменты с более сложным рисунком на основе того же волнообразного стебля для украшения колоколов применяли в XVII столетии Иоганн Фальк, Емельян Данилов, мастера из династии Моториных. Все они по-разному трактовали этот орнамент, включая в него изображения птичьих голов, гроздья винограда и даже "маскароны" (головы фантастических существ, напоминающие львиные морды). Однако есть у всех этих, порой весьма причудливых орнаментов, одна общая черта - они в своей основе имеют ветвистые побеги "трав резных". Только несколько литейщиков в своем декоре отступили от этой традиции и использовали орнамент из распустившихся цветов, бутонов и плодов на вьющейся ветви. Назовем его "цветочным" орнаментом.

Орнамент на колоколе 1652 года. Мастер Микифор Баранов

     Первый известный нам случай применения этого узора - декор колокола, отлитого в 1652 году мастером Микифором Барановым для колокольни Новодевичьего монастыря. Здесь на двух вьющихся стеблях, напоминающих по рисунку "травы резные" размещены цветы и бутоны достаточно сложного рисунка. Это единственный случай применения подобного рисунка данного орнармента и впоследствии он более не повторялся.

Колокол 1677 года. Мастера Василий и Яков Леонтьевы
  В 1677 году мастерами Василием и Яковом Леонтьевыми был отлит будничный колокол в Новгороде Великом для звонницы собора Святой Софии. Сам по себе колокол необычайно наряден, а его декор весьма разнообразен по своим мотивам. Интересующий нас орнамент - это только узкая полоса, небольшая составляющая всей системы убранства этого колокола, однако она заслуживает большего внимания, чем уделялось ей до сих пор. Прежде всего, стоит отметить очень высокое качество литья, благодаря которому мельчайшие детали сложного рисунка видны совершенно отчетливо. Возникает ощущение, что рисунок на модель колокола наносили не при помощи воска, а посредством какой-то резной или чеканной матрицы, настолько четко воспроизведены тончайшие побеги цветущей ветви.

     Сам орнамент представляет собой довольно сложный раппорт, в центре которого помещен раскрывшийся цветок в обрамлении ветвей с листьями и плодами, а по сторонам от него полураспустившиеся бутоны разного рисунка. Очевидно, что столь сложный рисунок не мог быть первым подобным опытом. Вероятно, молодые мастера, по сути, еще ученики, ориентировались на какой-то образец. К сожалению, ни одного более раннего колокола с похожим орнаментом до нашего времени не сохранилось.

Орнамент на колоколе 1677 года. Мастера Василий и Яков Леонтьевы

     Второй вариант исполнения "цветочного" орнамента мы можем увидеть на трех колоколах работы московского мастера Филиппа Андреева. Два из них находятся на звоннице Успенского собора в Ростове Великом. Это колокола "Полиелейный" (1682 год) и "Лебедь" (1683 год). На "Полиелейном" колоколе полоса цветочного орнамента расположена под валиками, обрамляющими надпись. Филипп Андреев использовал общую схему рисунка с восьмилепестковым цветком в основе композиции. Обрамляющий этот цветок орнамент состоит из разнообразных бутонов на вьющемся стебле. В рисунке бутонов есть мотивы, знакомые нам по орнаменту новгородского колокола 1677 года, но сам орнамент несколько видоизменен. Это совсем другой, более сложный, вариант "цветочного" орнамента. Вряд ли стоит пытаться давать его подробное словесное описание. Тонкому и изящному рисунку соответствует чрезвычайно тщательная и тонкая проработка. Хотя качество литья этого колокола не лишено некоторых незначительных изъянов, оно не снижает общего впечатление удивительной нарядности этого колокола.

Орнамент на колоколе "Полиелейный". 1682 год

     Для украшения колокола "Лебедь" Филипп Андреев использовал тот же орнамент. К сожалению, многочисленные натеки металла и нестыковки между фрагментами орнамента значительно ухудшают уровень его декоративного оформления. В третий раз мастер использовал этот мотив для украшения небольшого колокола 1687 года, предназначенного для ростовского Белогостицкого монастыря. Уже с XVIII века он находится на третьем ярусе колокольни Иван Великий в Московском Кремле. В этом случае общая схема рисунка несколько упрощена, вероятно, из-за небольших размеров колокола, и напоминает аналогичный орнамент на колоколе "Сысой" Флора Терентьева. О нем речь пойдет ниже. В сущности, мы не можем детально исследовать орнамент на колоколе 1687 года, т.к. значительная его часть скрыта под натеками металла.

Колокол XVII века на звоннице Спасо-Евфимиева монастыря
  Первый случай, когда "цветочный" орнамент составляет всю систему декора колокола, это убранство одного из небольших колоколов, входящих в современный подбор звонницы Спасо-Евфимиева монастыря. Его декор представляет собой уже третий вариант "цветочного" орнамента. Колокол датирован концом XVII века (возможно, 1682 год). Основа его орнамента - это повторяющийся раппорт: цветок с двумя симметрично расположенными бутонами и отходящими от бутонов изогнутыми побегами с бутонами другого рисунка. По сравнению с живописными изгибами побегов и разнообразными видами бутонов в орнаменте упомянутых колоколов, декор суздальского колокола кажется несколько упрощенным. Все же следует отметить, что основой для рисунка послужил орнамент колокола Василия и Якова Леонтьевых, о котором уже шла речь выше, с некоторыми изменениями. Между фрагментами рисунка заметны нестыковки, однако, благодаря гармоничным пропорциям самого колокола и удачному сочетанию его формы и орнамента, в целом колокол производит впечатление довольно хорошего уровня мастерства и сдержанной нарядности.

Орнамент на колоколе конца XVII века в Спасо-Евфимиевом монастыре

     Четвертый пример использования орнамента мы находим в декоре знаменитого ростовского колокола "Сысой" (1688 год) московского мастера Флора Терентьева. Основные элементы этого декора - широкие фризы из литых изображений Сил Небесных: херувимов и серафимов. Цветочный орнамент, как и на колоколах Филиппа Андреева, представляет собой узкую полосу под валиками, обрамляющими надпись. Общая схема рисунка "цветочного" орнамента на "Сысое" почти идентична аналогичному орнаменту на колоколе Спасо-Евфимиева монастыря.

Орнамент на колоколе "Сысой" 1688 года. Мастер - Флор Терентьев

Однако приходится отметить, что и по мастерству выполнения рисунка, и по качеству литья, декор "Сысоя" не превосходит уровня суздальского колокола. Сразу заметно, что общее решение рисунка немного грубовато. Отдельные элементы не всегда согласованы друг с другом, а сам орнамент несколько "втиснут" между двумя валиками. Кроме этого, не все элементы орнамента отлиты достаточно четко, и рисунок портят затеки металла. Приходится констатировать, что в данном случае использование этого, изначально очень изящного орнамента, было не очень удачным.

Безымянный колокол. XVII век
Звонница Ростовского Кремля
     В том же подборе большой звонницы Ростовского Кремля есть два небольших безымянных колокола конца XVII столетия. Это второй случай, когда цветочный орнамент положен в основу всей системы декора. На обоих колоколах он расположен в виде двух широких фризов в верхней части колокола. Орнаменты на этих двух колоколах очень схожи по рисунку с таким же орнаментом на колоколе "Сысой", хотя некоторые детале в прорисовке бутонов выполнены иначе. На одном из колоколов (его называют "2-й безымянный") рисунок проработан довольно тщательно, хотя по изяществу несколько уступает орнаменту, например, новгородского колокола 1677 года и колокола "Полиелейный" из того же подбора ростовской звонницы. На втором колоколе ("4-й безымянный") качество литья заметно хуже: орнамент получился расплывчатым и нечетким. Некоторые исследователи колокольного декора предполагают, что ухудшение качества литья связано с повторным использованием матрицы.

     Таким образом, мы можем отметить пять вариантов "цветочного" орнамента в колокольном декоре конца XVII века. Некоторые мастера, использовавшие его, нам известны, имен других мы пока не знаем. Все они применяли некую общую "схему" решения этого сложного и нарядного орнамента, но каждый по-своему ее перерабатывал: упрощал, или наоборот дополнял более сложными деталями.

Орнамент на "Безымянном" колоколе. XVII век. Звонница Ростовского Кремля

     В XVIII столетии примеры использования "цветочного" орнамента русскими литейщиками нам не известны. В более поздние периоды мастера неоднократно украшали колокола декором в виде тонко проработанных пышных гирлянд, бордюров или даже букетов. В качестве примера можно привести колокола заводов братьев Самгиных. Узор в виде тонко проработанного вьющегося стебля с листьями и цветами в этот период нам известен только на примере колоколов, отлитых на заводе Анны Петровны Зенкович в Москве. Однако в это время орнамент имел уже совсем другое значение и художественное решение.

автор материала - Ольга Азарова



 

Календарь на другие даты

Яндекс.Погода

Трудно ли научиться звонить в колокола?

не трудно: колокольный звон - это очень просто
на начальном уровне не трудно, а повысить уровень можно только самостоятельно за долгие годы
не трудно, только если есть хороший звонарь-наставник
чего проще - ноты в руки, и вперед
все постижимо, если стараться учиться
трудно, даже если очень стараться
сия премудрость доступна лишь одаренным
другой вариант ответа

результаты предыдущих опросов

1.gif

© ОБЩЕСТВО ЦЕРКОВНЫХ ЗВОНАРЕЙ. 2004-2013

При воспроизведении материалов с сайта Zvon.Ru ссылка обязательна!
Сайт содержит материалы, которые выражают точку зрения разработчиков сайта.
Материалы и отзывы, присланные на наш сайт, не рецензируются.

программирование сайта :: aggressor.ru