вы находитесь здесь: главная страница -> общество церковных звонарей -> наша деятельность ->
-> возрождение звонов в московском кремле

Добро пожаловать на сайт Zvon.Ru
Наш сайт - победитель в конкурсе православного интернета МРЕЖА в 2006 году


Система Orphus

 
 
 



В 1992 году после 74-летнего перерыва должен был вновь зазвучать голос колоколов Московского Кремля. На совещании, которое состоялось в Кремле 28 января 1992 года, было принято решение о том, что первый звон состоится в ночь с 25 на 26 апреля в праздник Пасхи и в понедельник 27 апреля на светлой седмице. После первого осмотра колоколов на колокольне и звоннице предстояло определить, какие именно колокола, на каком ярусе и в каком количестве могут быть использованы в пасхальных звонах. Звона одного-двух тяжелых колоколов звонницы было бы недостаточно, поэтому были выбраны пять колоколов второго яруса колокольни Иван Великий. Это колокола: Ляпуновский весом около 10 пудов конца XVII века, Безымянный середины XVI века весом 12-15 пудов, Безымянный середины XVIII века, Корсунский весом в 40 пудов 1554 года и, в качестве Благовестного, Немчин 1550 года весом около 200 пудов. К счастью, все колокольные языки, некогда снятые с колоколов, бережно сохранялись в музее и, зная точно вес и габариты колоколов, подобрать языки было несложно. Сразу после отбора колоколов начались работы по выяснению технического состояния архитектуры, узлов подвески колоколов, включающих в себя балки колокольни, кованые хомуты, маточники и колокольные уши. Пасхальные звоны 25-27 апреля 1992 года сопровождались комплексным исследованием, позволившим получить дополнительную информацию о воздействии колокольного звона на конструкцию колокольни. Был проведен также геодезический контроль за осадками фундамента колокольни. На основании полученных данных экспертами был сделан вывод о возможности проводить звоны на всех ярусах колокольни и ярусе звона звонницы.

Избранные для первого звона пять колоколов были поделены на три основных группы: Благовестник, два подзвонных и два зазвонных колокола. Для звонов сделали обычные приспособления: Благовестник подведен на педаль, к столбику, при помощи тяг и оттяжек, подведены языки от средних или подзвонных колоколов. Языки зазвонных колоколов были устроены наподобие ростовской трели - пересечки. Таким образом, первые звоны на Иване Великом мог исполнять один звонарь при согласованном, синхронном созвучии всех колоколов. Вся система приспособлений была устроена в западной арке второго яруса колокольни, где сохранилась система балок от утраченного колокола, как предполагают с иностранной надписью и весившего около 200 пудов. Расположение звонаря в арке над Соборной площадью позволяло ему наблюдать все важные моменты службы, связанные с передвижением процессий по площади, прибытие и отъезд Святейшего Патриарха.

     Далее, когда после обследования были введены в действие колокола первого яруса столпа Ивана Великого, возникла проблема, связанная с характером звонов Московского Кремля. Основной сложностью, которую надлежало преодолеть, была, как не странно, сама архитектура ивановских колокольни и звонниц. В литературе, посвященной Московскому Кремлю, всегда уделялось много внимания особенностям комплекса высоких, доминирующих вертикалей, образующих неповторимый кремлевский силуэт. Но ни один из авторов не озадачивался описанием колоколен с точки зрения самих колокольных звонов.

     Единственным фактором, влияющим на архитектуру колоколен и звонниц, были сами колокола. Известно множество примеров, когда колокольни, не могущие вместить новоотлитые благовестники, либо перестраивались или заменялись новыми, либо к ним пристраивались дополнительные сооружения. Так было и в Московском Кремле, пока не оформилось сочетание высокой церкви Иоанна Списателя лествицы "под колоколы", звонницы, имевшей в разные времена в основании своем три различных престола, Филаретовой и Семисотенной пристроек. Известна икона Василия Блаженного, где на комплексе кремлевских соборных колокольни и звонниц все ярусы колокольни и все арки на звоннице и пристройках имеют свои колокола.

     После потери при пожаре начала XVIII века Царь-колокола и перестройки звонниц после взрыва в 1817 году, общая композиция была сохранена, и порядок развески колоколов оставался прежним. К XIX веку сильно изменился сам колокольный звон. В XVII веке и ранее, русские звоны представляли собой перезвоны или переборы, благовесты одного тяжелого благовестника за другим и так далее. При таких звонах подобная архитектура и ярусная развеска колоколов были вполне приемлемы, т.к. главной задачей звонарей Кремля был своевременный благовест в учиненный колокол или колокола и перезвон по одному или по несколько раз в разные колокола в определенном порядке. При этом звонари, услышав звон предыдущего колокола, должны были звонить в последующий, не сообразуясь с ритмом первого и не исполняя какого-либо ритмического рисунка.

Русский церковный колокольный звон изменялся со временем в сторону уменьшения количества звонарей, для чего сооружались нехитрые звонарские приспособления в виде педалей, столбиков или привязки тяг от языков к перилам колоколен и звонниц. Звон изменился и качественно - в сторону музыкальности. Русская традиция выработала свои музыкально- ритмические звоны, при которых весь колокольный подбор подразделяется на следующие колокол или колокола: большие благовестники - басы, колокола подзвонные, красные или альтовые и колокола зазвонные или трельные - тенора. Звон организовывался таким образом: басы задавали основной ритм, на который накладывались ритмические попевки средних колоколов и колоколов трельных, ведущих постоянную вариацию, но в том же ритме. Не сложно так организовать звон на одноярусной колокольне или на одном ярусе звона звонницы, как это было сделано на звоннице Спасо-Евфимимиева монастыря в Суздале, но устроить звон в ритме большого колокола для звонарей, звонящих в разновеликие колокола на нескольких ярусах колокольни и ярусе звона звонницы, задача не из легких.

     Известно, что прежние звоны комплекса колокольни и звонниц никогда не были слаженными. В XIX и начале XX века неоднократно предпринимались попытки привести в слаженное состояние кремлевский звон, который именовали ералашным. Звонарь Александр Васильевич Смагин, считал, что "Главным недостатком нашего современного звона является именно отсутствие единства в звоне...". Для организации слаженного звона во время коронационных торжеств 1896 года Смагин предлагал использовать некие квадратные баклушки на веревочках, и иные приспособления, позволяющие передавать команды старшего звонаря-трезвонщика и ритм большого колокола на другие ярусы. К сожалению, мы не располагаем точными данными о применении смагинской системы слаженного звона в Московском Кремле.

Перед специалистами Общества Церковных звонарей стал выбор: или звонить, как звонили до 1918 года, то есть ералашным звоном, или серьезно заняться вопросом синхронизации. Одним из примеров слаженного звона на сверхтяжелых (более 30, 16, 8 тонн) колоколах стали звоны колоколов звонницы Успенского собора Ростова. Изучение ростовской системы звонов позволило приблизиться к слаженным звонам московского Кремля. Таким образом, именно ростовская церковно-звонарская традиция была положена в основу устроения звонов на комплексе колокольни и звонниц Московского Кремля. Не вдаваясь во все детали ростовского звонарского наследия, скажем лишь о том, что очевидно и ранее исполнение ростовских звонов под руководством сменяющих друг друга старших звонарей было различным при сохранении общей схемы. Например, различные трактовки в исполнении звонов мы можем видеть в работе звонарей под руководством Александра Сергеевича Бутылина (60-е годы) и возродившего звоны в 80-е годы того же прошлого столетия Сергея Мальцева. Существенная разница в исполнении звонов в двух данных случаях сводилась к способу звона в Полиелейный колокол. У Бутылина колокол был подведен на педаль, тогда как у Мальцева в Полиелейный звонили два звонаря, сообразуясь с ритмом колокола Сысой. Звонари Бутылина, благодаря педали, могли более мягко регулировать силу ударов языка Полиелейного колокола. Также при просмотре кадров со стариками хорошо видно, что в колокол Голодарь звонят с меньшей силой, что соответственно сказывалось на созвучии всех колоколов в звонах. Существует мнение, что звонарь Полиелея вообще может звонить в одиночку, находясь внутри колокола.

Основными проблемами, возникающими при звонах на комплексе звонниц Московского Кремля были: задача управления всеми звонарями на трех ярусах столпа колокольни и ярусах звона звонниц, задача ритмической согласованности колоколов и задача синхронизации ритма трех ярусов колокольни с ритмом одного из больших благовестников Успенской звонницы. К сожалению, вопрос синхронизации звонов на различных колокольнях и звонницах в прошлом очень мало изучен. Есть сведения о том, что при звонах Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге использовалось дирижирование. Эта идея нашла поддержку, так как в управлении звоном по образу хора не было ничего не каноничного. Попробовали для начала работать только со столпом Ивана Великого. Результат превзошел ожидания, когда в полном ритмическом согласии, исполненные на колоколах Московского Кремля, с трех ярусов колокольни зазвучали варианты ростовской колокольной классики. Дальнейшая работа сводилась к синхронизации колоколов звонницы и колокольни. Для этого необходимо было спроектировать системы подводки языков к единому центру на трех ярусах колокольни так, чтобы звонари с ярусов видели дирижера, стоящего на южном крыльце Успенского собора. Таковую работу окончили к празднику Рождества Христова 1993 года.

    Ныне, после создания системы колокольного звона, для исполнения звонов на первом ярусе колокольни требуется только один звонарь, на втором ярусе также может быть один или два звонаря, один звонарь звонит и на третьем ярусе колокольни. По различию церковных служб в Московском Кремле благовестят и возглавляют звон различные колокола Успенской звонницы. Для звона в колокол Семисотный требуется два человека: один звонарь и один сигнальщик. В колокол Реут обычно звонят два звонаря и один сигнальщик, который подает сигнал к началу и окончанию звона. Для звона в Большой Успенский колокол требуется 6-7 звонарей и один сигнальщик.

автор материала - Игорь Коновалов

 

Календарь на другие даты

Яндекс.Погода

Трудно ли научиться звонить в колокола?

не трудно: колокольный звон - это очень просто
на начальном уровне не трудно, а повысить уровень можно только самостоятельно за долгие годы
не трудно, только если есть хороший звонарь-наставник
чего проще - ноты в руки, и вперед
все постижимо, если стараться учиться
трудно, даже если очень стараться
сия премудрость доступна лишь одаренным
другой вариант ответа

результаты предыдущих опросов

1.gif

© ОБЩЕСТВО ЦЕРКОВНЫХ ЗВОНАРЕЙ. 2004-2013

При воспроизведении материалов с сайта Zvon.Ru ссылка обязательна!
Сайт содержит материалы, которые выражают точку зрения разработчиков сайта.
Материалы и отзывы, присланные на наш сайт, не рецензируются.

программирование сайта :: aggressor.ru