вы находитесь здесь: главная страница -> что такое церковный колокол -> колокола в культуре ->
-> колокола московии глазами иноземных путешеств... -> иоганн георг коль

Добро пожаловать на сайт Zvon.Ru
Наш сайт - победитель в конкурсе православного интернета МРЕЖА в 2006 году


Система Orphus

 
 
 


Иоганн Георг Коль

  Иоганн Георг Коль - уроженец города Бремена, жил в России с 1837 по 1841 год. В 1837 году он оказался в Петербурге и поступил на службу к графу Александру Григорьевичу Строганову. Вместе с ним Коль объездил значительную часть России и оставил описание своих странствований, куда вошли сочинения о Петербурге, Южной России и Москве. Коль был человеком наблюдательным и чрезвычайно внимательным к мелочам, все увиденное он довольно подробно записывал в свои дневники. Московские колокола, колокольни и звонари не стали исключением. Видно, что с большим интересом Коль наблюдал и за работой русского звонаря, по его мнению, весьма комичной. Колокольный же звон автор находил подчас просто невыносимым.

Из книги "Москва 1837-1841. Записки путешественника"

В.И. Суриков. Взятие снежного городка. Фрагмент. 1891 год
Валдай

     Итак, как уже говорилось, при свете луны мы достигли самого высокого места, разделяющего направления потоков, у городка Валдая. Насколько малы размеры этой колонии шведских и польских, ныне же совершенно обрусевших военнопленных, поселенных здесь царем Алексеем Михайловичем, настолько велика его известность во всей Российской империи, особенно среди возчиков, почтальонов и ямщиков, покупающих здесь колокольчики, которые вешают на дуги и дышла повозок. Здесь есть несколько литейных мастерских по изготовлению таких колокольчиков, несколько более крупных, чем наши колокольчики для гостиных, и, как правило, украшенных каким-нибудь красивым изречением. Валдайские колокольчики покупают на всех рынках, и они пользуются такой популярностью, что упоминаются даже в песнях. Возчики, кузнецы и каретники Валдая знамениты не менее и находят здесь, на перекрестке многих путей, достаточно возможностей для занятия своим ремеслом.

Москва

     …Купола и башенки этих церквей - просто украшения и не служат, подобно нашим церковным башням, различным целям. В России обычай устраивать на башнях часы совершенно не известен. Только в некоторых местах специально приставленный для этого сторож отмеряет часы ударами колокола. В некоторых церквях внутри можно видеть обычные домашние часы. Не наблюдают с этих башен и за тем, что происходит в городе: для этой цели на полицейских зданиях в разных частях города есть небольшие вышки.

А.М. Васнецов
На крестце в Китай-Городе
Фрагмент. 1902 год
  Наконец, и колоколов на эти купола не вешают. Для них у каждой церкви есть специальное здание, называемое колокольней. В сельских церквях в местностях, богатых лиственными деревьями, колокольнями служат обычно старые дубы, несущие на своих ветвях весь пестрый церковный звон, как если бы колокола были большими желудями. В области хвойных деревьев колокола вешают в ряд на толстый брус, укрепленный на двух других, вкопанных в землю.

  Более изящная архитектура превратила эту простую деревянную колокольню либо в сложенную из камня арку, принципом своим не отличающуюся от триумфальных ворот с подвешенными к ним колоколами, либо заменило ее высокой башней, стоящей совершенно отдельно от церкви и в некотором отдалении от нее. Такие колокольные арки встречаются, к примеру, в Новгороде, где тяжелые колокола собора несут исполинские ворота, попадаются они и у сельских церквей и выполнены с большим вкусом.

     Колокольные башни все же встречаются чаще. В основном, они невысоки и стоят потерянно и забыто в траве рядом с церковью. В некоторых же случаях высота их значительна, как, например, у Ивана Великого в Москве, представляющего собой не что иное, как отдельно стоящую колокольню. Обычно эти башни увешаны колоколами, как пальмы кокосовыми орехами: маленькими, средними, исполинскими, гудящими, рокочущими, звонящими, дребезжащими, звенящими и заливающимися. Когда по праздникам такая русская колокольня принимается за дело, палит изо всех бойниц и кричит во всю силу своих легких, или в каком-нибудь важном городе двадцать-тридцать таких колоколен одновременно начинают свой концерт, то пощади Господь, все уши со сколько-нибудь музыкально настроенными нервами! Русские, однако, не находят их звон столь невыносимым, как мы, иностранцы, ибо именно по праздникам колокольные башни наиболее посещаемы и снизу доверху усеяны людьми, поднимающимися на них в своем воскресном наряде, чтобы под колокольный звон поглядеть на белый свет.

     Наблюдать за работой русского звонаря - особенное зрелище. Он не раскачивает колокола, они подвешены неподвижно и к тому же не имеют языков. К каждому колоколу привязан подвижный молоток. От этих молотков со всех сторон к звонарю тянутся веревки, за которые он тянет попеременно, либо сидя па стуле посередине, если ему надо привести в действие лишь несколько колоколов, либо стоя, если ему приходится работать с множеством колоколов. Тогда несколько веревок он привязывает к пальцам рук, другие же держит за спиной и еще несколькими управляет ногами. При этом ему приходится раскачиваться то вперед, то назад, то вправо, то влево, и эти движения бывают весьма комичны. Один из прежних русских царей находил их столь развлекательными, что сам всегда исполнял роль звонаря в своей придворной церкви.

     Неприятно в этой музыке в особенности то, что ни одному колоколу не дают прозвучать полностью и чисто, но постоянно молотят по нему беспокойно и усердно, как кузнецы по наковальне, прежде же всего потому, что колокола плохо подобраны друг к другу по звуку и, как правило, звонят дисгармонично, перебивая друг друга.

     К слову говоря, литье колоколов - искусство русским давно известное: здесь не только сохранились гигантские колокола средневековья и нового времени, но еще Геродот сообщает о производстве крупных литых предметов в стране скифов. Торговля колоколами, благодаря огромному потреблению, разумеется, преуспевает, на всех ярмарках и рынках можно видеть большие деревянные каркасы, на которых продавцы развешивают длинными рядами свои большие и маленькие колокола.

Колокольня Иван Великий

     "Изволением святые Троицы повелением Великого Государя царя и великого князя Бориса Фёдоровича всея России Самодержца и сына его благоверного Великого Государя Царевича и Великого Князя Фёдора Борисовича всея России сей храм совершён и позлащен во второе лето государства их 7108 (1600)" - эти слова Бориса, любившего церковь и страшившегося священников, выше и виднее всего в Москве, ибо они начертаны старинными золотыми славянскими буквами под куполом самой высокой башни города. Иван Великий, большая колокольня кремлевских соборов, похож на высокий толстый столп, увенчанный золотым куполком с простым позолоченным крестом наверху. Почему эта башня носит имя Ивана, не совсем ясно. Одни говорят потому, что построить ее задумал еще Иван, сын Василия, другие - потому, что Иоанну посвящена небольшая церковь, примыкающая к ее подножию, третьи утверждают, что название это произвольно укоренилось в народе, не будучи с чем-то связано или выбрано преднамеренно. Увешанная числом колоколов (не менее 31) большим, чем цветков у гиацинта, она могла бы вместо Ивана Великого называться и Петром Беспокойным.

     Среди этих колоколов есть такие, что подают голос лишь десять раз в год, и один, что звонит только четырежды; некоторые, например, знаменитый новгородский вечевой колокол, подвешены здесь просто как украшение или как немые трофеи. Тем более деятельны остальные, их громкий звон можно слышать почти в любое время суток. По большим праздникам на них вызванивают мелодии, торжественно разносящиеся по всей территории Москвы. Считается, что этот звон слышен на 3 мили в округе. Колокола развешаны в разных отделениях или этажах башни, большие - внизу. Среди них есть могучий красивый колокол, в коем слывущий в Германии особенно великим колокол Эрфурта мог бы поместиться не менее шестнадцати раз.

Большой Успенский колокол. 1817 год

     Это самый большой литой колокол новейшего времени. На него потрачено не более и не менее четырех тысяч ста семидесяти пяти пудов металла, что составляет более ста шестидесяти тысяч фунтов. Он отлит из нескольких других, тоже крупных колоколов, висевших в небольшой звоннице рядом с Иваном Великим. Французы, намеревавшиеся, по утверждению русских, поднять на воздух весь Кремль вместе с Иваном Великим, начали дело неудачно и смогли только разрушить маленькую башню; извлеченные позже из обломков колокола были соединены в один большой. Его отливка стоила сто пятьдесят тысяч рублей серебром. Надпись, обегающая верхний край колокола, сообщает, что он был выполнен по приказу и при поддержке императора Александра мастером Богдановым. Стенки колокола украшает ряд портретов, представляющих императора Александра, его супругу Елизавету, его братьев Константина и Николая Павловичей и его мать Марию Федоровну.

     Колокол, прежде громко сзывавший горожан на народное собрание, к ополчению и восстанию, колокол новгородского веча, висит этажом выше. Впрочем, я бы не советовал предаваться перед ним размышлениям и отдаваться во власть исторических фантазий из-за опасности быть лукаво осмеянным этим колоколом. Ибо, хотя согласно официальному мнению это действительно настоящий вечевой колокол, документами его подлинность вовсе не подтверждается. Не приподнята завеса и над тайной, окутывающей туманом знаменитый гигантский колокол, стоящий у подножия Ивана Великого. О нем даже точно не известно, когда и кем он был отлит, был ли когда-либо поднят в воздух и оглашал ли округу своим звоном, а также какое событие, неудачная отливка ли, падение ли, привели к его нынешнему ущербному состоянию, следует ли считать его неудавшимся произведением или калекой, пораженным молнией. Благодаря заботе императора Николая он стоит теперь у Ивана Великого на округлой стенке высотой примерно в три фута, служащей ему подножием.

Царь-колокол. 1735 год

     То место, на котором он лежал прежде, отчасти погруженный в землю, находится несколько ближе к середине площади, между Иваном Великим и "Малым" дворцом. В стенке имеется дверь, так что можно войти внутрь колокола - здесь достаточно места, чтобы удовлетворить потребности по меньшей мере целой дюжины Диогенов, ибо высота колокола вместе со стенкой - 22 фута и составляет в диаметре 20 футов. Притом дождю, если только вода льется не с южной стороны, не просто проникнуть внутрь через крышу этой металлической бочки, поскольку стенки ее свода имеют толщину 25 дюймов. С юга же в колоколе обнаруживается большая дыра, достаточно широкая, чтобы впустить внутрь целый ручей, и такая высокая, что в нее могут пройти не наклоняясь два человека. Кусок, выломанный отсюда, сохранился, он совершенно соответствует форме дыры и прислонен к подножию колокола. Кроме того, по стенкам колокола, быстро теряясь в них, перпендикулярно краю поднимается еще множество небольших коротких и длинных трещин.

     Подняться на Ивана Великого можно лишь на высоту 30 футов, после чего остается еще 16 саженей, лестницы и всходы к которым отсутствуют. За последние пятьдесят лет попытки покорить эту последнюю вершину предпринимались только дважды, первая - Наполеоном, пославшим двух русских снять золотой, по его мнению, крест, вторая - при коронации императора Николая. Тогда вся башня была освещена сверху донизу, и для этой цели столько дерева было обращено в лестницы и переходы, что его хватило бы для постройки линейного корабля. Делалось это все ради одного только дня, и позже было разобрано. Между тем и на достижимой высоте человек оказывается вознесенным над всей уличной грязью и пылью Москвы достаточно высоко, чтобы наслаждаться открытым видом на великолепные картины города. Сам император и вся его семья не брезговали подниматься сюда по узкой лесенке, чтобы обнять взглядом древнюю царскую столицу.

Вид Кремлевской и Москворецкой набережных и Замоскворечья
Панорама Акари-Барона. Середина XIX века

Симонов монастырь

     ...Но монастырские колокольни и золотые, серебряные, зеленые и синие с золотыми звездами купола приветливо взирают на мир из-за стен, приглашая к себе всех, пресыщенных столицей и утомленных толпой, насладиться несколькими минутами царящего здесь покоя. [...] В монастырском дворе велось много строительных работ. [...] Самое крупное строительство велось на колокольне, которая, как мне сказали, должна была стать на две сажени выше Ивана Великого и таким образом оказаться самой высокой башней в Москве. Рассказывают, что один купец, Игнатьев, подарил монастырю на постройку этой башни пятьсот тысяч рублей.

Новодевичий монастырь

     ...Я не осмелился возразить, когда сестра Евдокия сказала, что теперь мы должны подняться на колокольню, чтобы осмотреть оттуда Воробьевы горы и монастырские луга. Я охотно внял этому приказу, хотя удовольствие, которое мы оба испытали наверху, было, пожалуй, совершенно разного рода. Она не видела живописных видов, которые произвели сильное впечатление на меня уже на первых ступенях колокольни, откуда между расставленных в равном отдалении друг от друга башен монастырской стены открывался весь разделенный на множество прелестных картин пейзаж, каждая пара башен заключала в середине пару очаровательных лужаек с лесом и строениями, не замечала ничего из великолепной панорамы реки, низины, холмов и домов, которая предстала взору на верхних ярусах башни. Занятая исключительно практической стороной этих лугов и полей, она рассказала мне о том, сколько скота, сколько людей они могут прокормить, что раньше принадлежало монастырю, кто теперь владеет тем или иным полем, что еще осталось у монастыря и тому подобное.

Новодевичий монастырь. Фото из альбома Н.А. Найденова. 1880-е годы

     Пока мы беседовали, на башне объявился монастырский звонарь и занялся колоколами следующим образом: он положил себе на спину веревку, оба конца которой были привязаны к языкам колоколов, и тянул за них то вместе, то попеременно, откидываясь назад и поворачиваясь налево и направо. Руками он управлял еще двумя веревками и колокольными языками и этим способом производил довольно шумную музыку. Время от времени он помогал себе и ртом. Моя монахиня опять не могла понять, что я рассматриваю так усердно. "Это всякий день увидеть можно", - сказала она, потащила меня против моей воли вниз, коротко со мной простилась и пошла, звеня ключами, в свою келью.

Материал подготовлен на основе источника:
Коль И.Г. Москва 1837-1841. Записки путешественника. М., 2005

<< К оглавлению

Составитель материала - Юлия Москвичева

 

Календарь на другие даты

Яндекс.Погода

Трудно ли научиться звонить в колокола?

не трудно: колокольный звон - это очень просто
на начальном уровне не трудно, а повысить уровень можно только самостоятельно за долгие годы
не трудно, только если есть хороший звонарь-наставник
чего проще - ноты в руки, и вперед
все постижимо, если стараться учиться
трудно, даже если очень стараться
сия премудрость доступна лишь одаренным
другой вариант ответа

результаты предыдущих опросов

1.gif

© ОБЩЕСТВО ЦЕРКОВНЫХ ЗВОНАРЕЙ. 2004-2013

При воспроизведении материалов с сайта Zvon.Ru ссылка обязательна!
Сайт содержит материалы, которые выражают точку зрения разработчиков сайта.
Материалы и отзывы, присланные на наш сайт, не рецензируются.

программирование сайта :: aggressor.ru