вы находитесь здесь: главная страница -> что такое церковный колокол -> история колоколов ->
-> колокола россии -> колокол кирилло-белозерского монастыря

Добро пожаловать на сайт Zvon.Ru
Наш сайт - победитель в конкурсе православного интернета МРЕЖА в 2006 году


Система Orphus

 
 
 



    В XVIII столетии в Кирилло-Белозерском монастыре дважды производилась замена большого колокола, новые колокола отливались в 1738 и 1756 годах. В 1750-х годах в монастыре была возведена пятиярусная колокольня и отлит новый большой колокол, взамен старого, разбившегося при звоне. Из надписи, имевшейся на этом колоколе, следовало, что его отлил московский мастер Иван Гаврилов в 1755 году. Длина окружности его нижнего края равнялась - 9,04 м, высота от нижнего края до уровня ушей - 2,17 м, нижний диаметр - 2,84 м, наиболее вероятный вес колокола - около 1200 пудов. В описаниях XIX - начала XX веков большой кирилловский колокол назывался "Моторой".

     7 августа 1734 года, во время служения в монастырском соборе благодарственного молебна о русских военных победах в Польше, большой колокол "от звону" разбился. Долго оставаться без большого колокола монастырь не мог, поэтому монастырские власти сразу же начали хлопотать о его переливке.

     К весне 1738 года было решено, что переливать колокол следует в монастыре. В мае монастырские власти заключили контракт на переливку большого колокола с московским колокольным мастером Михаилом Ивановичем Моториным и его подмастерьем Гаврилой Лукьяновичем Смирновым. За работу рядили с пуда по сорок копеек. Вес будущего колокола определялся, приблизительно, около восьмисот пудов. Материал, из которого он должен был отливаться, равно как и все, необходимые припасы и инструменты обеспечивал монастырь. Мастера с подмастерьем и тремя учениками монастырь обязывался на своих подводах привезти из Москвы в Кириллов, а когда все закончится - отправить назад, на все время работы обитель давала им кров и стол. Мастеровых людей - кузнецов, плотников, столяров и печников, чье участие было необходимо на различных стадиях процесса изготовления колокола, предоставлял монастырь. В контракте особо оговаривалось, что если первая отливка по какой-либо причине выйдет неудачной, "то в другой раз перелить ему же, мастеру Моторину и с подмастерьем Смирным за те ж взятые денги без всякого отрицания". В задаток колокольному мастеру было дано сто рублей. Остальные деньги, из расчета веса нового колокола, ожидали литейщиков по окончании их работы.

     В июле 1738 года поврежденный колокол был спущен с колокольни и разбит. Получилось 28 больших кусков весом от 10 до 54 пудов, да "мелочи", то есть небольших осколков, набралось на 55 пудов. Общий вес колокольной бронзы, подготовленной для нового колокола, равнялся 863 пудам 29 фунтам. Отливка большого колокола была произведена между октябрем - ноябрем 1738 года. Монастырь с этого времени стал владельцем нового большого колокола, весящего тринадцать с половиной тонн.

     К середине 1750-х годов вновь назрела необходимость отливки для Кирилло-Белозерского монастыря нового большого колокола, так как колокол, изготовленный в 1738 году, оказался разбит. Для монастыря это была большая беда, поскольку, из-за этого "оная святая обитель звоном доволнаго украшения не имеет".

     21 марта 1755 года вологодский епископ Серапион дал свое благословение отлить новый монастырский колокол весом в тысячу пудов. Колокольного мастера, способного выполнить эту нелегкую задачу, искали в Москве. К тому времени Михаил Иванович Моторин, отливавший большой монастырский колокол семнадцать лет назад, скончался. Дело литья колоколов продолжила его вдова, колокольных дел цехмейстерша Катерина Артемьевна Моторина. Монастырь счел возможным обратиться к ней, и она согласилась послать в обитель одного из своих подмастерьев. Выбор пал на Ивана Гавриловича Смирнова - сына Гаврилы Лукьяновича Смирнова, который в свое время принимал участие в отливке большого колокола для Кирилло-Белозерском монастыря.

     В июле 1755 года в Кирилло-Белозерском монастыре были разработаны условия переливки большого колокола. Видимо, тогда же и заключили контракт с Иваном Гавриловичем Смирновым, которому поручалось отлить новый большой колокол "добрым мастерством, с приличным на оном украшением и надписью".

     Точная дата отливки нового большого колокола Кирилло-Белозерского монастыря - 16 января 1756 года, содержится в свидетельстве, которое было выдано в обители литейщику. На самом же колоколе, в качестве даты его изготовления указан 1755 год. Вероятно, при подготовке колокола к отливке, подразумевалось, что она будет произведена в 1755 году, что и было зафиксировано в надписи на колоколе, но действительное время отливки, перевалив за рубеж нового года, пришлось на середину января 1756 года, между тем, ввести изменения в надпись уже не представлялось возможным. Вес нового колокола следует определять в пределах 1100-1200 пудов.

     По всей видимости, в связи с появлением нового большого колокола, в Кирилло-Белозерском монастыре начались работы по перестройке колокольни при Успенском соборе. Контракт на ее сооружение был заключен с каменщиком Спасо-Прилуцкого монастыря Федором Жуковым в 1757 году, а к весне 1759 года строительство приблизилось к завершению. В марте 1759 года был подписан договор с вологодским купцом Борисом Федоровичем Терентьевым на изготовление и поставку в монастырь канатов, требующихся для подъема колоколов. Вероятно, летом или осенью того же года все колокола, в том числе и самый большой, новоотлитый, заняли свои места на новой колокольне.

     Двадцатитонный колокол, появившийся на свет в 1756 году, оказался гораздо долговечнее своего предшественника, ему было суждено благополучно дожить до советского времени. По признанию современников, его мощный голос служил красивой основой монастырского колокольного звона, а сам он являлся гордостью и украшением одного из самых знаменитых северных монастырей России. В январе 1932 года, этот колокол, наряду с другими кирилловскими колоколами, был разбит и отправлен в переплавку.

     Символично, что в отливках кирилловских колоколов принимали участие представители двух поколений семьи колокольных мастеров Смирновых. При этом, колокол, отлитый сыном, был тяжелее и, как показало время, качественнее, чем колокол, изготовленный отцом. Важно подчеркнуть, что оба эти колокола оказались связанными с Михаилом Ивановичем Моториным. Видимо не случайно большой колокол Кирилло-Белозерского монастыря получил имя "Мотора", в его названии была увековечена фамилия известнейшей русской колокольной династии.

     А.Е. Виденеева, И.В. Коновалов. К истории большого колокола Кирилло-Белозерского монастыря // Сообщения Ростовского музея. Ростов, 2002. Вып. XII. С. 183-200

 

Календарь на другие даты

Яндекс.Погода

Трудно ли научиться звонить в колокола?

не трудно: колокольный звон - это очень просто
на начальном уровне не трудно, а повысить уровень можно только самостоятельно за долгие годы
не трудно, только если есть хороший звонарь-наставник
чего проще - ноты в руки, и вперед
все постижимо, если стараться учиться
трудно, даже если очень стараться
сия премудрость доступна лишь одаренным
другой вариант ответа

результаты предыдущих опросов

1.gif

© ОБЩЕСТВО ЦЕРКОВНЫХ ЗВОНАРЕЙ. 2004-2013

При воспроизведении материалов с сайта Zvon.Ru ссылка обязательна!
Сайт содержит материалы, которые выражают точку зрения разработчиков сайта.
Материалы и отзывы, присланные на наш сайт, не рецензируются.

программирование сайта :: aggressor.ru