вы находитесь здесь: главная страница -> что такое церковный колокол -> история колоколов ->
-> история колокольного литья -> александр григорьев

Добро пожаловать на сайт Zvon.Ru
Наш сайт - победитель в конкурсе православного интернета МРЕЖА в 2006 году


Система Orphus

 
 
 



    XVII век подарил миру многих славных мастеров-литейщиков. Одним из них был государев пушечный и колокольный мастер Александр Григорьев. Расцвет его творчества приходится на середину - вторую половину XVII века - блестящую эпоху русского колокольного искусства. Именно тогда во всей полноте проявилась национальная традиция литья колоколов, вобравшая в себя многовековой опыт предшествующих поколений русских литейщиков.

     Увы, ни одного колокола Александра Григорьева не сохранилось до наших дней. А ведь его имя стояло на знаменитых колоколах XVII века, отлитых для Московского Кремля, Иверского монастыря на Валдае, Симонова монастыря в Москве и Саввино- Сторожевского в Звенигороде. Голоса многих из этих колоколов слышны были ещё в прошлом столетии, изумляя силой своего звучания.

     Удивительной красотой славился двухтысячепудовый благовестник Саввино-Сторожевского монастыря, отлитый мастером в 1668 году. В энциклопедиях конца прошлого столетия звенигородский колокол назван самым благозвучным русским колоколом. Он был вкладом царя Алексея Михайловича в Саввино-Сторожевскую обитель. Сам царь составил текст надписи на колоколе, закончив его тремя строками тайного письма.

     Голос звенигородского колокола сохранился в памяти людей старшего поколения. Его слышали Ф.И. Шаляпин и С.И. Танеев. Композитор Н.С. Василенко и знаменитый звонарь К.К. Сараджев сделали нотные записи звучания этого благовестника. Колокол был разбит в 1941 году при попытке снять его со звонницы, и лишь обломок языка этого колокола хранится теперь в монастыре...

     Александр Григорьев родился и рос в московской Пушкарской слободе, раскинувшейся в самом центре столицы - Китай-городе, в приходах церквей Сергия в Пушкарях и Спаса на Сретенке. Пушечный же двор находился на реке Неглинной. Его изображение мы находим на планах Москвы того времени. Колокольное ремесло было в основном наследственным. Дети, выросшие в Пушкарской слободе, чуть не с пеленок становились свидетелями, а затем и участниками больших колокольных работ. Оберегая традицию, указ царя Алексея Михайловича предписывал: "Которые пушкарские и пушечных и колокольных мастеровых людей Пушкарского приказу дети, и братья, и племянники, и тем пушкарским и мастеровым детям, и братьям, и племянникам мимо Пушкарского приказа в иные приказы ни в какой чин в службу ставиться не велено" [1]

  Среди мастеров Пушкарского приказа Александр Григорьев упоминается с 1651 года [2]. В ту пору ему было около 20 лет. За "новоприборного колокольного литца Александра Григорьева сына Лыкова" в Пушкарском приказе поручились "своими головами" московские пушкари во главе с колокольным мастером Емельяном Даниловым [2]. По обычаю, поступая на службу, новичок принес своеобразную профессиональную клятву: "Будучи у государева колокольного дела никаким воровством не промышлять, ни красть, ни розбивать, ни зернью не играть, и корчмы не держать, и над государевой казною хитрости ни в чем не чинить" [3] и получил годовое жалование равное 8 рублям 21 копейке.

     В первый год службы Александра Григорьева в Пушкарском приказе поручившийся за него молодой мастер Емельян Данилов взялся за отливку "Большого Успенского" колокола весом в 8000 пудов. Начиная с конца XVI века, русские мастера отливали для Московского Кремля самые большие в мире благовестники - символы мощи русского государства. Колокол Емельяна Данилова должен был превзойти их и стать самым большим. Отливка колокола проходила в 1653 году в Кремле на Ивановской площади. После того как колокол был готов, его повесили на специально для него возведенную звонницу. Колокол был разбит при первом же звоне, от слишком сильного удара, потому что хотели проверить как далеко будет слышен звон нового колокола. В том же году в Москве буйствовала "моровая язва", во время которой погиб мастер Емельян Данилов. Александра Григорьева спасло то, что в это время он находился с поручением на Валдае.

     "В 163-м (1655) году по указу великого государя Алексея Михайловича велено вылить иной колокол колокольному мастеру Александру Григорьеву весом в 8 тысяч пудов..." [7] Отливка "Большого Успенского" колокола продолжалась с мая почти до осенних холодов. Работы шли дружно, слаженно и очень быстро. "Большой Успенский" - единственный в мире колокол столь огромного веса, который когда-либо звонил. Может быть, поэтому, пораженный происходящим в Московском Кремле, Павел Алеппский воскликнул: "Ничего подобного этой редкости, великой, удивительной, единственной в мире, не было и не будет: она превосходит силы человеческие" [4].

    Павел Алеппский так описывал внешность молодого литейщика: "Мастер, из переживших моровую язву, молодой человек, малорослый, тщедушный, худой, моложе 20 лет, совсем еще безбородый..." [4]

    Современному поколению знаком образ юного литейщика Александра Григорьева, ведь его прославил режиссер Андрей Тарковский в своей кинокартине "Андрей Рублев". Так же как и в реальной истории, киногерой, после опустошительной эпидемии, получает Государев заказ на отливку большого колокола, когда просто больше некому было это поручить. Только время действия в фильме происходит в середине пятнадцатого века. Мастер-литейщик, по киносценарию, якобы не владел никакими секретами, а работал "по наитию", в действительности же это было совсем не так. Но можно представить себе смятение молодого человека, когда ему предстояло изготовить колокол невиданных доселе размеров - и в этом кинофильм вряд ли отходит от исторической правды.

     Римский посланник Мейерберг в 1661-1662 годах был в Москве и так описывал колокол, отлитый Александром Григорьевым: "Мы видели в Кремле лежащий на земле колокол чрезвычайной величины и, что удивительнее всего, отлитый русским художником. Этот колокол превышает величиною известный Эрфуртский и даже славный китайский в Пекине... Колокол богато украшен: из трех на этом колоколе находящихся изображений, одно представляет образ Спасителя нашего, по правую сторону лик царя, а по левую супруги его. На окружности его надпись следующего содержания: "В лето от сотворения света ... [7161] сей колокол вылит на Москве повелением благовернаго государя царя и великаго князя Алексея Михайловича всея России самодержца в восьмое лето скипетродержства его" [6].
     В течение нескольких десятилетий предпринимались попытки поднять этот колокол на колокольню. Москвичи впервые услышали его голос, перекрывавший голоса всех других колоколов столицы, в 1668 году, но только через шесть лет после этого события он окончательно занял место на колокольне Ивана Великого.

 Подъем колокола был осуществлен в 1674 году. Иностранный путешественник Эрик Пальмквист зарисовал это событие. В огне кремлевского пожара в 1701 году колокол погиб. Металл его пошел в переплавку и был использован при отливке "Царя-колокола", о чём свидетельствует надпись на колоколе-гиганте, стоящем ныне в Московском Кремле.

     Следует заметить, что во время отливки Большого Успенского колокола в Московском Кремле Александр Григорьев был молодым, но уже весьма опытным мастером. Ведь он воспринял свое мастерство у прославленного литейщика Емельяна Данилова и других мастеров на Государевом Пушечном Дворе и даже успел воспитать несколько учеников. Об их работах сохранилось интересное свидетельство: "164 (1655) года ноября в 29 день по скаске колокольного мастера Александра Григорьева: почели делать ученики мои 12 человек: Ларка Минин с товарищи, а почели делать у Большого колокола мая с 1 числа сентября по 15 день. А с 15 числа делали учеников девять человек ноября по 29 день. А 3 человека учеников: Ларка Федоров да Петрушка Степанов да Федька Дмитриев отданы мастеру делати Калязинский колокол" [5].

     Следующий большой заказ был сделан Александру Григорьеву патриархом Никоном, который присутствовал при отливке "Большого Успенского" колокола. Для Валдайского Иверского монастыря, только что основанного патриархом на небольшом лесистом острове посреди озера, мастеру предстояло отлить большой колокол. Отливка его была приурочена к освящению строившегося в монастыре каменного собора, которое состоялось в декабре 1656 года. Большой колокол с изображением патриарха Никона находился в Иверском монастыре до 1712 года, когда именным указом Петра I монастырь со всем своим имуществом оказался приписан к строившейся тогда Александро-Невской лавре. Хотя его самостоятельность вскоре и была восстановлена, большая часть монастырского имущества осталась в Петербурге, в том числе и колокол Григорьева. Следы этого колокола теряются в истории.

     Мы не знаем, где и когда окончил свой жизненный путь прославленный литейщик Александр Григорьев. То, что известно о нем, вызывает восхищение и удивление: в середине семнадцатого века этот мастер смог изготовить великий благовестник, который оказался самым тяжелым из всех колоколов, когда-либо звонивших в мировой истории, а другой его колокол безоговорочно признан одним из образцов русского колокольного благозвучия. Жаль, что история оказалась столь беспощадной к творениям мастера, но и сегодня его имя овеяно легендарной славой.

[1] Афанасьев В.И. Документальные материалы XVII в. о литейном производстве в России в "Основном собрании грамот". - Проблемы источниковедческого изучения рукописных и старопечатных фондов. Л., 1979. С. 148-149
[2] Кондрашина В.А. Государев пушечный и колокольный мастер Александр Григорьев // Колокола: История и современность. М., 1985. С. 79, 81
[3] ЛОИИ, ф. 175, оп. 3, д. 27, л. 24(37)
[4] Павел Аллепский. Путешествие Антиохийского патриарха Макария в Россию в половине XVII века. М., 1898. С. 111
[5] ЛОИИ, ф. 175. оп. 1. д. 205. л. 6
[6] Мейерберг А. Путешествие по России Римского императорского посланника Мейерберга в 1661 и 1662 годах. Спб., 1827
[7] ГБЛ, ф. 67, карт. 29, д. 57, л. 1-2

составитель Ю. Москвичева, под ред. К. Мишуровского

 

Календарь на другие даты

Яндекс.Погода

Трудно ли научиться звонить в колокола?

не трудно: колокольный звон - это очень просто
на начальном уровне не трудно, а повысить уровень можно только самостоятельно за долгие годы
не трудно, только если есть хороший звонарь-наставник
чего проще - ноты в руки, и вперед
все постижимо, если стараться учиться
трудно, даже если очень стараться
сия премудрость доступна лишь одаренным
другой вариант ответа

результаты предыдущих опросов

1.gif

© ОБЩЕСТВО ЦЕРКОВНЫХ ЗВОНАРЕЙ. 2004-2013

При воспроизведении материалов с сайта Zvon.Ru ссылка обязательна!
Сайт содержит материалы, которые выражают точку зрения разработчиков сайта.
Материалы и отзывы, присланные на наш сайт, не рецензируются.

программирование сайта :: aggressor.ru